vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Не покидая гранитной основы

(источник)

При живом восприятии финского языка в наших ушах настойчиво звучит феномен, который кажется знакомым и все же трогает как-то по-особенному. По всей стране мы слышим то, что здесь явно в почете двойные согласные, которые видны и в письме. Нам уже не кажется удивительным, что в финском языке раскрываются во всей полноте своего звучания долгие гласные звуки. Это явление встречается и во многих других языках. Но столь старательное акцентирование двойных согласных встречается редко. И пока мы размышляем над этим феноменом, нам вдруг становится ясно, почему он кажется столь знакомым. Мы вспоминаем, что встречались с ним в итальянском языке. Мы пытались тогда показать, насколько для итальянца важно двойное “pp” в слове “doppio”, как он не хочет, чтобы его перепрыгивали в речи, как он во многих азбуках пишет “ppp”, то есть тройное “p” и лучше уж портит правописание, чем произношение.

Самматти называется место с находящимся поблизости от него домиком, в котором родился Элиас Леннрот, судьба которого столь тесно переплетена с «Калевалой». Итальянец, не владеющий финским языком, произнесет название этого места на другой артикуляционной базе, с другими побочными тональностями, но при этом сдвоенные согласные в этом слове будут звучать для финского языка довольно правильно.

Идет ли речь в случаях с итальянскими и с финскими сдвоенными согласными о явлении одном и том же с точек зрения языковой и народно-психологической? Мы помним, что говорили о дионическом характере итальянских согласных. Можно ли сказать то же самое и о финских?

Вспомнив о «гранитной основе», на которой мы стоим в Финляндии, мы должны будем быстро отказаться от таких предположений. Финское начало зародилось в природе, которая передала человеку говорящему элемент твердости. Финн в качестве говорящего прочно опирается на каменную основу своих согласных звуков. Мы уже имели возможность указать на этот факт. По всей своей духовной конституции финн еще и сильно чувствует отзвуки сил космоса. Мы видели, что это побуждает его постоянно активизировать целую шкалу категорий при склонении имен существительных. Вследствие такого рода словообразования у него чувство и понимание отдельных слогов далеко выходят за рамки среднеевропейского языкового сознания. Подобно тому, как мы видели у француза отдельное слово умершим в предложении, которое ощущается как одно большое слово, подобно этому у большинства европейцев отдельный слог давно уже умер внутри слова.

А для финна это не так, он все еще явно чувствует самоценность отдельного слога. Каждый слог в конце слова и в еще большей степени каждый слог в начале является таким элементом, который ни в коем случае нельзя проглядеть. В том, что мы по обыкновению называем попросту «сдвоенными согласными», как правило первый из звуков-близнецов завершает один слог, а второй несет в себе начало следующего слога. Поскольку обе эти функции нельзя не выполнить, до наших ушей и доходит четкое отделение обоих согласных друг от друга. Поскольку во всех остальных моментах мы в финском языке имеем перед собой обильный поток гласных звуков, то такое подчеркнутое произнесение сдвоенных согласных звуков создает помимо вышеупомянутого ощущения прочности еще и впечатление известной трезвости и рассудительности. Гранитную основу ни на мгновение покидать нельзя.

На большей части территории финского языка (особенно в Тавастланде) проявляется и еще одна разновидность выделения согласных. Тут речь идет о живом явлении языка, которое совсем не отражено в письменной речи. Здесь согласный в начале слова может быть вдруг так сильно выражен, что воспринимается как сдвоенный согласный звук.

«Иди сюда!» – в неэмфатической (обычной) речи это говорится словами “tule tanne”, то есть с обычным звуком “t” в начале обоих слов. Эмфатически, эмоционально говорят:

Tule ttane!

То есть усиливают звук “t” во втором слове. Интересно, что и в этих примерах звуки “P”, “T” и “K”, о важных функциях которых мы уже говорили, играют роль, которую невозможно переоценить. Аналогично и «Уходи!" выступает в двух формах:

Mene pois (не эмфатически)
Mene ppois (эмфатически)

Сильная волевая окраска во втором случае может иногда вести и к тому, что во внезапном порыве к выделению начала слова разрушается окончание слова предыдущего, как это часто бывает, например, в тавастландском наречии. В нейтральном высказывании фраза «завоевание Саво» звучит просто как “Savon valtarus”, а при эмфатическом усилении – как в тавастландском:

“Savo vvaltarus”

То есть при сильном и настойчивом акцентировании звук “n” вообще оказался из слова “Savon” выбитым.

В третьем варианте подчеркнутое выделение согласного может проявиться в середине слова. «Ах, какая большая собака!» в нормальном виде звучало бы так:
“Ai, kuin iso koira!”

А при эмфатическом ударении:
“Ai, kuin iso koirrra!” (часто в Тавастланде)

Примеры типа “tule ttane” и “iso koirrra” представляют собой непередаваемое в письменной речи удвоение и даже многократное умножение согласных звуков и во всяком случае напоминают об итальянском языке. Это в особенности относится к внезапному выделению начала слов. Мы полагаем, что, например, высказывание “che pazzo!” – «какой дурак!» - итальянец на самом деле должен был бы писать в виде “che pppazzo!”. Таким образом, если те сдвоенные согласные, которые видны и в письме, в том и в другом языке слышатся одинаково по причинам совершенно различным, то примеры эмфатических, эмоциональных выражений указывают на поразительное родство.

Подобное сходство так волнует и так сближает внутренне далекие друг от друга языки именно тем, что не имеет ничего общего с происхождением или с заимствованиями. И пусть некоторые совпадения покажутся пока что единичными и мимолетными, они от того не станут менее значимыми. Ведь духовно-органическое никогда не проявляет себя в симптомах грубо зримых, оно живет в «чуть-чуть» и в «только-только».

Метки: Европа, Финляндия, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments