vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Category:

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Порыв души к языку и к Родине (начало)

(источник)

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Порыв души к языку и к Родине. Книга всемирного формата о Родине (начало)

Финскому языку, внесшему «Калевалой» столь ценный вклад в мировую литературу, пришлось поначалу завоевывать себе место в культуре своей собственной страны. Трогательный в своей простоте пример того, как это было в самом начале, дал финский писатель Захариас Топелиус в небольшом рассказе «Мальчик из Пярну».

В нем он рассказывает, что во времена тиранствовавшего короля Христиана неподалеку от Боргя жил бедный рыбак по имени Олаф Симонссон. В юности Олаф был драчливым человеком. И потому, когда жена подарила ему сына, он дал ему имя Михаэля. При этом он имел в виду величественного архангела, победившего дракона. Отец надеялся, что, когда сын подрастет, то будет геройски воевать против врагов своей страны и повергнет дракона к своим ногам. Врагами же были те грабившие и сжигавшие все орды воинов, которые во времена Христиана нападали на селения, находившиеся у побережья. Происходило это и в местечке Торсбю, где жил Олаф Симонссон. Да разве само название «Торсбю» – «место ворот» не было призывом в борьбе, к тому, чтобы размахнуться сверкающим молотом?

И потому отец стал рано заботиться о физической крепости ребенка: своими нежными еще руками обучался тот натягивать стальной лук и владеть боевым топором. А прежде всего отец предоставлял ему много возможностей для закалки души и тела при управлении лодкой против набегавших волн, при тяжелой гребле против ветра и непогоды.

Но однажды случилось так, что Олаф взял с собой юного Михаэля в церковь. Чувствами мальчика овладело созерцание сверкавших золотом картин, слушание мощно звучавшего пения, пряные запахи причастия. Но из всех молитв и песен он совсем ничего понять не мог.

«Что они тут поют?» – спросил он отца.

«Это латынь», - сказал тот. – А что еще должно быть? С Богом нельзя разговаривать ни на каком другом языке кроме латинского!»

«А нельзя разговаривать с Богом и по-фински?» – спросил мальчик далее, потому что сам он, как и большинство других, говорил по-фински, и ему показалось странным, что с Богом нельзя разговаривать на его собственном языке. Ведь тогда непонятно и то, что Бог отвечает.

После окончания службы отец Олаф еще имел беседу со священником в ризнице. Там лежала открытая книга, на страницах которой были видны разные пестрые картинки. Юный Михаэль в первый раз получил представление о таинственной вещи, которую называли «книгой». Тут он узнал, что странные знаки которые он увидел рядом с изображениями святых и с рисунками золотых нимбов, назывались «буквами». Если рисовать такие знаки, то это называется «писать». А если их передавать голосом или про себя, то это называется «читать».

«А мне можно научиться писать и читать?»

«Нет, этого никто не умеет кроме священников».

«Тогда я хочу стать священником», - сказал мальчик.

«А побольше никем?» – улыбнулся отец. – «Тогда ты должен сначала научиться говорить по-латински».

«А это трудно, папа?»

«Конечно должно быть трудно, ведь это же язык Бога, его нужно изучать в школе».

«Папа, я хочу пойти в школу и выучить латынь. Но когда стану священником, я буду молиться Богу по-фински. А если он меня не поймет, я ему скажу по-латински: дорогой Бог, выучи финский язык, чтобы мы все понимали, что ты говоришь! Нам так хочется, чтобы можно было с тобой говорить!»

Сказанное мальчиком не было мимолетной вспышкой мысли. Глубоко в его воле клеймом засело решение. И гений его судьбы благосклонно прислушался к тому, в чем поклялся себе мальчик. Ректор Выборгской школы Иоганнес Эразми решился принять в свое заведение смелого и явно одаренного мальчика. Ему не пришлось об этом жалеть, потому что юный Михаэль быстро достиг больших успехов. Уже вскоре он смог стать писцом у выборгского епископа, бывшего другом ректора. Потом он был направлен в Германию в университет Виттенберга, где продолжил учебу под руководством Мартина Лютера и Филиппа Меланхтона. Лютером он был рекомендован Густаву Вазе, недавно введшем реформацию в Швеции и в Финляндии. Так Михаэль стал ректором школы в Або. Через девять лет он получил в том же городе сан епископа.

Но человек, поднявшийся до столь высоких должностей и званий, не забыл о том, в чем дал себе зарок еще мальчиком. Он считал, что теперь наступило время научить народ тому, чтобы говорить с Богом на родном языке. Он издал первый финский букварь, а также первую финскую молитвенную книгу, Новый Завет и псалмы Давида на финском языке. Все это было трудным предприятием, ведь для молодого языка нужно было еще найти совсем новый шрифт, к тому же печатать надо было в Швеции, так как в Финляндии еще не было своего типографского дела. Но шаг за шагом дело продвигалось, и оно удалось настолько, что с тех пор в Финляндии каждый мальчик и каждая девочка могли научиться читать. Все могли слышать слова Бога на их родном языке, и все могли разговаривать с Богом по-фински и молиться ему на финском языке.

Мечта отца Михаэля увидеть однажды сына смелым воином и победителем дракона осуществилась в ином виде. Когда мальчик из Пярну Михаэль Олафссон был на вершине своей деятельности, он взял себе имя Михаэля Агриколы. По-латински «агрикола» значит «сельчанин». И можно, пожалуй, сказать, что в Финляндии никогда не было лучшего сельчанина, лучшего пахаря и сеятеля.

Этот небольшой рассказ, воспроизведенный здесь схематично, свидетельствует о двух важных вещах. Он показывает, что уже на ранней стадии в Финляндии проявляется характерная для всего скандинавского севера тяга к настоящей, то есть основанной на духовности, народности. Может быть, и посев «Калевалы» не взошел бы столь обильным и здоровым, если бы до того не были проделаны борозды пахарями вроде Михаэля Агриколы.

Метки: Европа, Финляндия, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments