vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Category:

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Север как скандинавское сообщество...

(источник)

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Север как скандинавское сообщество и как север Европы. Возвращаясь к вступлению

Когда мы в этой работе приступали к описанию скандинавского севера, мы были вправе выделить то, что в этом регионе обнаруживается единство основных мотивов. Мы увидели это в игре сил творения, которые в каждой из четырех северных стран ввели определенный географический мотив, постоянно повторяемый хотя и с необузданной творческой фантазией, но вновь и вновь. И именно в этих ритмических повторах видели мы связующее, совпадающее.

Памятуя об этом факте, можно сказать, что есть северная общность в географическом смысле. Однако, следуя далее, можно обнаружить много совпадений и в культурной, в фольклерной сферах. Когда, например, выделялись те или иные моменты шведской жизни, многие сыновья и многие дочери других северных стран могли бы подумать: да, похожее или примерно то же самое ты мог бы рассказать и о моей стране! То же самое могут почувствовать и многие путешественники, поближе увидевшие Скандинавию своими глазами. Автору это хорошо известно. Однако здесь из феноменов, схожих между собой в разных странах, брались такие, которые в отдельной стране обнаруживают в особенности гениальное соответствие с душой соответствующего народа. И если такие феномены с более сильным акцентом отнесены к одному народу, то их ни в коем случае нельзя исключить и в отношении других.

Если мы еще раз взглянем в целом на географические и культурные моменты, то нам бросится в глаза одно обстоятельство, о котором мы еще не упоминали: есть скандинавская область, для которой отдельные характеристики вроде «норвежское», «шведское» или «финское» практически ничего не значат. Это область близ полярного круга и севернее от него. По политическим правилам было бы вполне справедливым поставить здесь пограничные столбы. Все, что связано с ландшафтом, с климатом, с фольклером объективно сливается здесь вплоть до мельчайших оттенков в непосредственное единство.

К югу же от этой области различия явные, и никто не хочет их стирать. И все-таки, видимо, уже в течение длительного времени есть что-то вроде общего скандинавского сознания и общего скандинавского уклада чувств. Человек не из Скандинавии, приезжая в северные области, проще всего узнает об этом по маленькому, зачастую весело повторяющемуся событию. Представители отдельных народов – будь то датчане или финны, норвежцы или шведы – любят рассказывать в приподнятом настроении различные анекдоты, в которых берутся на мушку слабости дорогих соседей. В зависимости от темперамента остроты принимаются то с лукавой улыбкой, то громким смехом. Иностранец удивляется и смущенно слушает. Если он поедет дальше к одному из соседних народов, то уже завтра соотносит то, что ему рассказали. Он возвращается взглядом к дружелюбным людям «там» и чувствует себя так, будто видит их сквозь очки. Но горе приехавшему иностранцу, не крещенному в скандинавских водах, если он в свою очередь начнет поддевать одних скандинавов в присутствии других. Ему уже вскоре достанется. И он заметит, что здесь между народами все так же, как между членами одной семьи. Дома можно судиться да рядиться, так как знаешь, кто для кого что значит; а если дело пошло к тому, то каждый встает за всех и все за каждого.

То, что проявляется и воспринимается в таком более наивном виде, осознанно выделялось великими людьми во всех четырех странах и поднималось ими на более высокий уровень. Под впечатлением от определенных идей пытались превратить географическое единство в единство культурное. Исторически имели место или по крайней мере предпринимались попытки и частичного или полного слияния иного рода. Такие стремления во многом были оправданы и оказывались плодотворными. Но иногда они приносили с собой и разочарования и вызывали острые кризисы. Подобного рода переживания обнаруживаются, например, в биографии Генрика Ибсена. Это они в принципе побудили его в свое время к тому, чтобы на долгое время повернуться к Скандинавии спиной.

Во второй половине двадцатого века все больше и больше выясняется, что многое, зиждящееся на древнейших традициях, готово рухнуть. На месте унаследованного встают импульсы молодой воли и инициативы, которые осознанно ставят себя во взаимосвязи большего масштаба. Если мы не заблуждаемся, то это, кажется, относится и к северу. Души отдельных народов, действующих на этом пространстве, проявляют себя все сильнее. Если угодно, они воспринимают себя в большей степени индивидуальностями, нежели членами группы, и каждая из них ищет непосредственную связь с большой цивилизацией, и прежде всего с Европой.

Вследствие то родства душ, то глубоко воспринятых направляющих импульсов и на этих дорогах к более великому и к более далекому поначалу происходят встречи, происходящие от определенных симпатий. Можно говорить о симпатиях характерологических и исторических. Например, как мы уже рассказывали, у Швеции есть естественный интерес к востоку и с другой стороны опять же стихийная связь с Италией и вообще с романскими народами на юге. Естество Дании от природы гениально соответствует аналогичным французским качествам, как норвежские английским. По крайней мере кое-что об органичной встраиваемости Финляндии мы попытались эскизно обозначить в разделе «Финляндия между Востоком и Западом». Забота о таких большей частью естественных и почти что само собой разумеющихся связях между народами, если она проводится сознательно, может быть чрезвычайно позитивным фактором. Всегда интересно и поучительно поближе познакомиться с нашим «духовным соседом», который в отличие от соседа физического может пространственно проживать далеко. Однако сегодня, когда соседями начинают чувствовать себя даже континенты, разделенные океанами, речь идет уже о таких вещах, которые далеко переросли всякое соседство, будь оно физическим или духовным. Речь идет о животрепещущих и конкретных интересах всей планеты.

Но такие интересы совершенно ничего не значат, если теряются в абстракциях или в духовном дурмане. И пусть при этом первые считаются такими хорошими, а второе так приятно ощущать. Время требует конкретики, системности, требует доходить до мелочей и прежде всего до различий, до того, что по-иному выражено. То, что в наше время является общеевропейскими целями, относится в отдельности и к северу. Кажется, его традиционное региональное единство подвергается испытанию огнем со стороны индивидуальных интересов, которые ведут каждую из составных частей отдельно к европейской интеграции. Но в ходе такого испытания может уже на новом уровне появиться и новая форма общности.

Неизмеримое богатство жизненных сил, которым обладает север, является сокровищем и завещанием. Однако витальность как таковая может и опьянять. Она избежит окружающих ее опасностей, если будет духовно преобразована инициативой со стороны индивидуального «я» и осознанием исторической ответственности.

Метки: Европа, Финляндия, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments