vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Category:

Герберт Хан О гении Европы Россия Излучающее пространство и отражающая земля (оконч.)

(источник)

Пока что речь шла о небольшой приглушенности цветовых ощущений, но следует сказать и о двух «временах» русской природы, которые представляют собой заметные исключения. И в этих исключениях «жизнь на свечении» становится понятной и почти что ощутимой.

Зимняя стужа так глубоко проникает в землю, что в этой стране весна долго не заметна на почве. Она уже давно чувствуется в воздухе, уже давно тает снег, уже светло вечером, а земля, кажется, онемела и не отвечает. Можно впасть в искушение и по-другому исполнить старую песенку, начинающуюся словами «Что ты спишь, мужичок» – «mujitschok”, как раньше называли крестьянина. Можно спеть: «Что ты спишь, земля-матушка?» Но сон только кажущийся. Под застывшим покровом буйствуют огромные силы. И весна земли, когда она наступает, вдруг перед нами во всей своей мощи воскресения. Ослепляя, как молния, она наступает, и вспоминаешь о Христе в «Пасхальном утре» Грюневальда, о действии на «Изенхаймском алтаре». За одну ночь начала расти трава, и неописуемо яркой зеленью покрылись луга, пригорки, берега рек, ручьев и каналов. Это не мещанская зелень с аптечного склада, какую мы обычно видели повсеместно. Это ликующая зелень с почти бунтарской силой молодости. Поначалу ей не нужны никакие цветы, и то, что мы так сухо называем «травой», становится неслыханным событием.

Об этой траве автор вспомнил на горе Табор в Палестине. И там же вспомнились простые, но захватывающие и сильные слова, которые неисчислимое количество раз напевались русскими: «Там у речки, у моста зеленеет уж трава». Видимо, это негромко интонируется одним голосом в так называемом запеве. Это голос первого, кто заметил, почувствовал и теперь утверждает, что трава, наконец-то, проступила и растет. Но есть в манере запева и что-то от чу! – «послушайте!». И тогда подхватывает хор, и тут-то и сотворяется весеннее чудо. Душа народа вспоминает о прошедшем оцепенении, о бесконечных холодных зимних днях без травы, без зелени, радость ликующих певцов становится почти неистовой, слова повторяются все быстрее, все стремительнее: «Зеленеет – уж трава! – Зеленеет – уж трава!» В голосах что-то от стремительности и темпа русского народного танца. «Зеленая трава» не та, что в нежном меланхолическом стихотворении у немца Юстинуса Кернера, озвученном Робертом Шуманом. Она вызывает что-то уносящее с собой, дионическое. И мы прикасаемся к грани иррационального в этом таинственном русском мире. Ведь многие здравомыслящие наблюдатели могли бы сказать: что такого в зеленой траве, чтобы люди так восторгались и сходили с ума!

Но душа русского народа знает лучше. Она чувствует, что зелень травы на самом-то деле является эхом на силу небесного света. Нога, которой позволено ступать по этой траве где угодно, глаза, без помех отдыхающие на широком просторе, - все это без слов, стихийно вобрало в себя древнее выражение «на свете» – «на свечении».

Когда мы говорили о Франции, то в первый раз упомянули о том, что есть особенно характерные для отдельных стран времена года, в которых само естество страны выражается в наиболее чистом виде. Для широких просторов необъятной России таким временем года является зима. У нас еще будет повод описать ее с разных сторон. А сейчас давайте представим себе ясную звездную ночь где-то в начале февраля. Зима как раз в полной силе. Еще не состоялась та встреча зимы и лета, которую народ по древней традиции относит на несколько дней после середины февраля. Считается, что с этого дня лето впервые властно касается зимы своей теплой рукой, после чего силы зимы подорваны. Но вот только начало февраля. Может быть, зима и предчувствует, что ей осталось немного времени. И она без преувеличения напрягает все свои силы. На улице трескучий мороз, но не такой, чтобы мы не отважились на прогулку ночью.

При всех впечатлениях от любой весны трудно по-настоящему представить себе ту «зеленую траву», которая в России проступает за ночь. Но и отголоски того зимнего феномена, который нам предстоит описать, есть в Европе повсюду. Снег, по которому ведет нас наш одинокий путь, сияет под звездным небом блестящими искрами. Кажется, будто даже самые далекие, невидимые глазу звезды отразились ясно и чисто на осыпанном бриллиантами платье, в которое тут оделась земля. В горах мы переживали нечто подобное, и нам казалось, что по крутым склонам в верхний мир ведет какой-то мост. Здесь, в России, появляется другое чувство. Мы идем и идем, и начинаем осознавать: да, ты можешь так идти всю зиму, и эта бриллиантовая белизна будет вокруг тебя все время. Днями она будет залита солнцем, ночами она станет ускользать в этом таинственном сиянии, а временами исчезать в вихрях снежной бури. Но она всегда здесь, ни разу не преодоленная человеком, отодвигающая любую цель в бесконечность. Ведь и эта белизна впадает в пространство. Да, теперь человек отчетливо видит перед собой ту «простирающуюся звездность», о которой летом только догадывался. Он воспринимает излучающее пространство, идя по отраженному от земли свету.

Одинокому человеку нелегко оказаться в зимнее время перед необъятной далью. В ней есть что-то втягивающее, грозящее лишить человека самого себя. Поэтому не только из-за холода приходится окружать себя теплом, ощутимым в любой миг. Проще говоря, человеку нужно не только теплое пальто. Как правило, ему в помещении или на улице необходимо согревающее одеяние, укутывающее и защищающее. Отсюда понятны многие житейские привычки русского человека, которые иначе вызывают у нас удивление.

Как часто постигали его холод и голод! Но если голоду он мог долго противостоять благодаря внутренним силам, которые кажутся нам удивительными, то холод русской зимы был для него особенно сильным испытанием. И это несмотря на то, что он должен был с детства быть привычным к стуже. Как же тяжко было в те времена, когда холод и голод наступали вместе!

В земных взаимосвязях за все прекрасное и великолепное приходится платить немалую дань. Излучающее пространство одарило душу русского человека большими возможностями, которые во всей их полноте еще предстоит оценить истории; «жизнь на свечении» придает какие-то силы, наделяет особым источником сил. Однако жизнь на свете не только дар природы, но и тяжелая историческая задача.

Метки: Европа, Россия, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments