vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Category:

«ВЕЛИКИЙ ТУРАН» - САМЫЙ КОРОТКИЙ ПУТЬ К ХАРТЛЕНДУ


02.12.2020
Турция
Шота Апхаидзе


«Новый мировой порядок при гегемонии США создается против России, за счёт России и на обломках России».

Всем известная теория Збигнева Бжезинского в мировой политологии, которая эффективно используется западными державами против РФ. Теория Бжезинского является одним из основным механизмов для достижения геополитических целей в стратегии евроатлантизма.

В эпохе постмодерна, в постлиберальном мире Запад как либерально-политическая и либерально-экономическая система, потерпел крах, результатом чего являются глобальные политические изменения в матрице международной политики. Трансформируется система мирового порядка, мировой геополитики, парадоксально меняются социальные формации самих государств. Самый большой шок для коллективного Запада, геостратегии евроатлантизма, это новый этап геополитической эволюции, переформатирования однополярного мира в многополярный. Запад прекрасно понимает, что формирование многополярного мира это не искусственный процесс и противостоять ему классическими методами, как это делали в годы Холодной войны, фактически невозможно.

В этой сложной геополитикой парадигме основная задача западных держав - не допустить возникновения противовеса западной (евроатлантической) политической системе в двух фундаментальных сферах. Первая сфера финансово-экономическая и цель Запада - недопущение возникновения независимой от своего доминирования финансово-экономической системы (в лице Евразии - Китай, РФ, Иран, Индия); вторая сфера - военно-политическая и недопущение альянса внутри Евразии из тех же стран (Китай, РФ, Иран, Индия). Традиционное противоборство между двумя цивилизациями длится не первое столетие, хотя меняются формы и методы конфронтации. «Великая битва против Континента» заходит в финальную фазу. Вдохновленная ещё стратегами англо-саксонского мира XIX века, такими, например, как Мэхэн, стратегия обеспечения преимущества Запада над Евразией актуальна по сей день и никуда не исчезла. Современные атлантисты, которые узурпировали почти все природные ресурсы мира, в «финальной игре» непременно попытаются узурпировать Хартленд и ресурсы всей Евразии.

Несмотря на технический и инновационный высокий уровень развития западных держав, что дает им преимущество над остальным миром, все-таки они не решаются вступать в прямую военную конфронтацию с евразийским мифическим русским медведем, а так же с Ираном и? прежде всего, с Китаем. Широкомасштабная война с этими странами западным державам невыгодна с точи зрения прагматизма. Это тем более, когда в Евразии основным противником является ядерная держава в виде РФ. Данный фактор – сложность конструкции прямой конфронтации обусловил пересмотр стратеги Запада для покорения Евразии.

Ещё один, можно сказать, основной фактор, почему западные державы не готовы к прямой конфронтации с евразийскими державами, это их рационалистическая либеральная идеологическая база, не допускающая ведение наступательных войн – точнее, войн, которые влекут за собой большие жертвы среди собственного населения, гражданского и военного. Западное общество пропитано духом секуляризма, безбожия, утратив традиционные ценности и не преследует иных целей кроме осуществления корпоративных интересов. Тем не менее, за период после развала СССР, западное общество, ликовавшее из-за исчезновения «угрозы с Востока» оказалось перед не менее серьезными вызовами и постепенно начало испытывать разочарование в основах западной капиталистической демократии. На фоне внутриполитического кризиса в ЕС год за годом растет число евроскептиков, события развивающиеся вокруг «Брексит» усиливают этот скептицизм, люди как в Европе, так и США в значительной степени перестали доверять своим СМИ, до последнего времени пользующимися безусловным авторитетом...

  • Более того, лидер западного мира – США находятся на грани гражданского и политического раскола, сравнимого с гражданской войной в XIX веке. В НАТО исчез тот боевой дух, которым страны-члены альянса были движимы во время Холодной войны и после нее, в 1990-е и 2000-е годы, когда охотно рвались участвовать в разных военных миссиях.

Западные армии сильно преобразовались, состоят почти исключительно из контрактников для большей эффективности в осуществлении каких-то конкретных миссий, вследствие чего уменьшился их численный состав. Но контрактников и ЧВК не хватит для ведения глобальной войны, без вовлечения значительного количества людских резервов. Поэтому ради осуществления своих глобальных целей западные авторы глобалистской политики подчинения Евразии нашли прагматичный выход, выработав военно-политическую стратегию с использованием набирающей за два последние десятилетия военную, политическую и экономическую мощь Турецкой Республики, в которой всегда была жива идеологическая доктрины пантюркизма. Теперь к этой более этно-националистической доктрине добавилась и даже выдвинулась на передний план окрашенная в исламистских тонах имперская идея неоосманизма. Такой идеологический синтез является геополитической доктриной, которой руководствуется Турция и это не то что приемлемо, а очень полезно для политики Запада. Поэтому Запад в принципе не критикует и даже поощряет доктрину неоосманизма, пытаясь направить политическую энергию Турции и всего тюркского мира на Восток, против России, Ирана и Китая. Тюркский мир должен сыграть ту же роль для Запада, которую сыграли джихадисты в Афганистане или Чечне 90-х. Но новая «прокси-стратегия», основанная на «цивилизованной» идеологии достаточно высокоразвитого государства в лице Турции, в перспективе имеет куда больший негативный потенциал, чем пещерный джихадизм, которого порой невозможно отделить от терроризма. Великий Туран – новая Османская Империя конфедеративного типа, которая предлагает не грубую исламизацию и тотальное подчинение, а все то же самое в «мягкой», «цивилизованной» форме. При таком раскладе Запад нейтрализует Россию и Иран почти полностью, также достаточно сильно ограничив геополитические возможности КНР.

Очень важным моментом является то, что Турция, в отличие от Запада, не только имеет боеспособные Вооруженные силы (вторая по численности и мощи армия в НАТО), но и готова вести войны (в том числе и полноценные наземные войны) и нести сопутствующие этим войнам жертвы. Турции не мешают официально утвердившиеся на Западе идеологические антивоенные постулаты, не допускающие мысли платить жизнями своих солдат. Иными словами, Турция не только развитая политически и экономически, но и воинственная страна. Эту воинственность и политическую энергию этой относительно молодой нации Римленда Запад и пытается (традиционно) направить в свою пользу.

Запад подготовил Турции роль троянского коня для установления геополитикой гегемонии над Евразией. Османская Империя с конца XVIII века, а затем и Турецкая Республика с 1920-х годов постоянно использовались западными державами как эффективное оружие для сдерживания роста влияния России. Если углубиться в историю, то вспомним антивизантизм Западной Европы, наличие даже ослабленной православной империи не устраивало тогдашние западные державы. Им была нужна уж чересчур слабая Византия, которая подчинялась бы во всем беспрекословно или Византии совсем не должно было быть. Атакуя Византию тюркские племена получали от мирового антивизантизма всемерную финансовую, вооружённую и организационную помощь. В лице Османской империи Западом была создана стремительно развивающаяся геополитическая метастаза, которая уничтожила Византию и позже закабалила весь Ближний Восток. Принято считать, что османы закрыли Босфор и Дарданеллы для Запада и это дало толчок новым географическим открытиям и колониализму, но забывают, что Босфор и Дарданеллы прежде всего закрылись для народов Евразии. В отличие от Запада у народов Хартленда не было возможности совершать свои географические открытия, христианским народам Евразии со временем грозила исламизация. Если бы не централизация и превращение Руси, русских княжеств в Империю, погибель православной цивилизации была бы неминуемой.

На обломках Османской Империи после Первой мировой Запад быстро нашел общий язык с переформатировавшейся в светскую республику Турцией во главе с Ататюрком, но все-таки Турция оставалась не светско-секулярной страной европейского типа, а типичной азиатской страной, с традиционным исламским общественным уклоном интегрального национализма. Именно в период правления Ататюрка произошло окончательное отуречивание всех этнических и религиозных меньшинств, проживающих в Турции. После вступления Турции в НАТО идеи пантюркизма обрели новую актуальность как средство идеологической борьбы против СССР, с целью оторвать от него республики Средней Азии и Азербайджан. Распад СССР в 1991 году создал условия для восстановления пантюркского движения. На постсоветском пространстве появились новые суверенные независимые тюркские государства Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркмениста и Узбекистан. Турция на них смотрела как на «младших братьев». Более того, Турция активизировалась и внутри России, под ширмой культурных, гуманитарных и научных проектов. В начале 90-х годов в Казани была учреждена Ассамблея тюркских народов – событие, ставшее важной вехой в истории пантюркизма, потому что это означало достижение движением организованной фазы своего развития.

Пантюркизм встречает негативную политическую реакцию со стороны всех стран, окружающих тюркский мир. Россия, Китай, Иран, Болгария, Греция, Грузия и Афганистан имеют значительное количество тюркских меньшинств и они, плюс Армения (по вполне понятным причинам) всегда будут рассматривать всякое движение к единению тюрков как угрозу их территориальной целостности. В большинстве западных стран также испытывают тревогу из-за исторических предрассудков против тюрков (хотя это обстоятельство не отменяет факт наличия стратегии установления контроля над евразийским Хартлендом с помощью «Великого Турана»). Учитывая все эти факторы, пантюркизм на практике развивался постепенно и пока не имел очевидного политического результата. Турция на первом этапе занялась укреплением главным образом культурных, социальных и экономических связей между тюрками. Первый этап на пути стратегии пантюркизма успешно завершен, экономическое и культурное взаимодействие уже достигнуто в тюркскими странами. Анкара перешла на второй этап, где приоритетной целью стоит политическая консолидация шести независимымих тюркских государств. Независимые тюркские государства получают значительные выгоды от пантюркистского проекта. Турция, Азербайджан и Казахстан прямо заинтересованы в развитии идеи Турана и прилагают усилия для создания новых организаций, форумов и объединений.

  • Тюркское этно-лингвистическое единство совпадает с перспективным торговым путем из Азии в Европу и с доступом к Хартленду через этот Римленд.

Турецкая Soft Power, основанная на столпах пантюркизма и неоосманизма усиливает стремление Анкары стать региональным лидером, изменив стратегию поведения.

Первая неактивная фаза связана с Тургут Озалом и Сулейманом Демирелем. Поворотным моментом в отношениях между государствами Южного Кавказа и Турецкой республикой стала политика президента Турции Тургута Озала (1989-1993 гг.), который начал проводить активную внешнюю политику в регионе уже с позиции «мягкой силы».

Вторая активная фаза применения стратегии. Поворотным моментом в отношениях между государствами Южного Кавказа, Центральной Азии и РФ и Турецкой республикой стала политика президента Турции Сулеймана Демиреля, который качественно усилил внешнюю политику в отношении к постсоветскому и тюркскому пространству.

Третью фазу турецкой «мягкой силы» во внешнеполитической деятельности ознаменовала политика Ахмета Давутоглу, с его доктриной «ноль проблем с соседями» и «тремя методологическими принципами и пятью принципами действий». Третья фаза в настоящее время активно реализуется Реджепом-Тайипом Эрдоганом и Мевлютом Чавушоглу, которые, комбинируя «мягкую» силу с применением настоящей силы в регионе, достигли определённых успехов и расширили зоны геополитического влияния Турции.

«Прошлый век стал той страницей, которую мы перелистали. Теперь мы установим новые связи между Сараево и Дамаском, между Бенгази и Батуми. Мы сделаем это мирным путем. Ни с кем не воюя, уважая границы. В этом теперь наша сила. Теперь это совершенно другие страны, но 110 лет назад Йемен и Скопье, Батуми и Бенгази были частями одной страны - Османской империи. Говоря об этом, мы вызываем на себя огонь обвинений в неоосманизме, но почему тогда те, кто объединил всю Европу, не называются неоримлянами?" – эти слова принадлежат А. Давутоглу, бывшему главе турецкого внешнеполитического ведомства.

Современная Турция страна с мусульманским населением, которую Эрдоган превратил в более теократическую политическую систему, которая конкурирует с арабским исламским миром, претендуя даже на калифизм. Но в калифизме Турции есть определенная идеологическая дилемма, ведь Турция до недавнего времени пыталась во что бы то ни стало вступить в ЕС и остается членом западного военного блока НАТО. То есть, формально, с точки зрения воинственного исламизма, Турция на стороне «врагов ислама». Вместе с тем впоминается роль англичан в поддержке и распространении ваххабизма на Аравийском полуострове в XVIII - XIX веках и уже вполне современные связи англо-саксонских элит с ваххабитскими элитами Саудовской Аравии. «Враги Ислама» имеют опыт приспособления к воинствующим течениям мировой религии – Ислама.

В XX веке Турция в компании со странами НАТО и США, активно сражающихся в разных военных миссиях, выступает в роли инфраструктуры и политической поддержки против арабскых стран, Афганистана и Ирана. С одной стороны Анкара претендует на роль исламского центра, а с другой – постоянно оказывается по другую сторону баррикад от мусульманской уммы.

Турция имеет военное присутствие в более чем 10 странах на трех континентах, включая Азию, Африку и Европу. Это более обширная география, чем территории бывшей Османской Империи. Наращивание турецкой военной мощи в таких странах, как Сирия, Ирак, Ливия, Мали, Центрально-Африканская Республика, Эфиопия, Катар, Босния-Герцеговина, Косово, Албания, Судан, Северный Кипр и Азербайджан, свидетельствует о том, что военная мощь Турции растёт и, соответственно, увеличивается ее геополитическое влияние.

Ислам успешно используется Эрдоганом в контексте геополитического оружия, является неотъемлемой частью новой доктрины неоосманизма. Для обеспечения наступательных задач турецкой политики используется более воинственная версия исламской религии, в Турции открыт путь для модернизированного салафизма. Турецкий салафизм отличается от арабского и прекрасно уживается с западной политической системой и (турецким) национализмом.

Религиозный фактор Эрдоган успешно использует также для укрепления своей власти и манипуляций во внутренной политике. Красочные слова Эрдогана наглядно демонстрируют подход к инструментализации религии: «Мечети это наши казармы, их купола - наши каски, минареты - наши штыки, и верующие - наши солдаты». Этим фактором Эрдоган порой перекрывает и экономические неурядицы и кризисы, которые неминуемо возникают в стране вследствие напористой и отчасти конфронтационной внешней политики. Исламский фактор в этом смысле выглядит как некий атрибут для Эрдогана. Ну а пропаганда о восстановлении Османской Империи и создание «Великого Турана» заглушает все внутренние проблемы Турции и фокусирует населения страны на поддержку внешнеполитического курса президента Эрдогана .

Эрдоган сумел примирить турецких националистов (пантюркистов) и радикальных исламистов в Турции. Он синтезировал и интегрировал эти два направления в стратегию современного неоосманизма. И под его контролем, под контролем его спецслужб, сложился опасный для внешнего мира альянс «Серых волков» с радикальными религиозными лидерами. Этот сегмент, как реакционная социальная группа, очень активно используется Анкарой в политических целях.

Запад молчит когда Эрдоган официально декларирует экспансивную политику Турции, а молчание уже знак согласия (Запад протестует лишь против экспансии Турции в сторону члена ЕС – Греции, а также чрезмерного вмешательства в европейские дела). Россия в ответ западным державам пытается выстроить с Турцией партнёрские отношения. Но Эрдоган для России может быть лишь ситуативным союзником, на короткое время, так как геополитические цели России и Турции во многих принципиально расходятся, в некоторых случаях даже вступают в конфронтацию. Задача геополитического минимума РФ по отношению к Турции вывести ее из состава НАТО, после чего Москва может надеяться превратить Турцию из ситуационного партнера в стратегического союзника. Но разве сама Турция, ее элита под лидерством Эрдогана хочет этого? Весьма сомнительно. По крайней мере, России придётся очень сильно напрячься, чтобы достичь этой цели. Пока что Турция точно не собирается покидать блок НАТО. На территории Турции размещена мощная военная инфраструктура США, так же в интересах Пентагона используется 60 военных баз и объектов, где размещено значительное количество ядерных боеприпасов. Анкара официально ещё не ставила вопрос на международном уровне о пересмотре или денонсации международных соглашении в сфере американо–турецкого военного сотрудничества.

Открытое военное и политическое вмешательство Турции в карабахский конфликт обнажило опасную для России тенденцию. Эскалация конфликта в Карабахе и достигнутый результат в виде трёхстороннего соглашения - это победа именно Турции, ещё один шаг к созданию «Великого Турана». В официальном тексте соглашения о прекращении войны в Карабахе турецкие миротворцы не упоминаются, но по решению Меджлиса Турции и Президента Алиева уже сформирована совместная миротворческая миссия из военнослужащих России и Турции. По заявлениям лидеров Турции и Азербайджана это будет «новый формат» контроля за соблюдением режима прекращения огня. Турция совместного с Россией будет работать в центре мониторинга в Карабахе. Но вот что в произошедшем действительно важно, заявления турецкого лидера: «Мы будем рядом с ВС Азербайджана, будем поддерживать наших братьев в соответствии с принципом "одна нация, два государства"». «Одна нация» здесь является основным императивом, предопределяющим всю дальнейшую международную внешнюю политику Турции. Эрдоган нацелился на экспансию в Закавказье. Судя по карабахским итогам новым гегемоном на Южном Кавказе будет Турция. В дальнейшем уже нельзя исключать размещение баз НАТО в Грузии и Азербайджане в лице Турции.

  • Карабах - это выставочный образец, который Эрдоган будет теперь демонстрировать всему исламскому миру. Известный международный музыкальный конкурс Турции Türkvizyon ("Тюрквидение") в 2021 году пройдет в городе Шуша - этот факт тоже говорит о многом.

Что самое важное, чего уже добилась Анкара, это принципиальное согласие Армении, в обмен на доступ в Степанакерт через Лачинский коридор создать аналогичный коридор между основной частью Азербайджана и Нахчыванским регионом, который непосредственно граничит с Турцией. Если этот пункт мирного соглашения осуществится, Турция получает наземный доступ к Каспийскому морю исключительно через земли, населенные тюрками, за исключением небольшого отрезка участка крайнего юга Армении. Таким образом восстанавливается великий тюркский мир в географическом отношении.

Не стоит также упускать из виду, что министр иностранных дел Турции Чавушоглу после подписания мирного соглашения по Карабаху заявил: «в нашем регионе есть и другие проблемы - Грузия, Крым, Молдова».

Крым - ещё одно "яблоко раздора" между Турцией и Россией. Анкара активно поддерживает Киев, считая себя ответственной за судьбу крымских татар. С 2014 года укрепляются отношения Анкары и Киева. Турция отказывается признавать итоги референдума, по итогам которого Крымский полуостров стал частью России, а крымско-татарская диаспора на Украине до сих пор играет ключевую роль в налаживании украинско-турецких отношений. Киев закупит почти полсотни турецких ударных беспилотников, которые сейчас активно использует Азербайджан в Нагорном Карабахе.

Тюркская солидарность в деле - Алиев готов признать Северный Кипр. Ильхам Алиев пригласил главу Северного Кипра Эрсина Татара посетить Азербайджан с официальным визитом.

Эрдоган игнорирует все договорённостей с РФ на ближнем Востоке, в Африке и на Кавказе. Анкара обещает, но не выполняет, недавно договорились с Москвой купить вакцину «Спутник – V», но закупили у США «Pfizer» .

В торгово-экономических отношениях между РФ и Турции Анкара получает гораздо больше экономических и финансовых дивидендов, чем Москва. Турецкий бизнес широко представлен на российском рынке. Турецкий строительный бизнес занимает ведущие позиции, 70% турецкой сельскохозяйственной продукции реализуется на российском рынке и также 70% туристического бизнеса Турции приходится на российских туристах.

Какую внешнюю политику должна проводить Россия по отношению к Турции? Современная Россия официально себя декларирует как светское государство, многонациональная и многорелигиозная страна. Политические и финансовые элиты России, которые формируют в том числе и политику РФ, являются космополитами. Современная Россия не историческая царская Россия, которая хранила идею «Третьего Рима» и в многом проводила соответствующую политику, спасая христианскую цивилизацию и славянство; и не СССР, который поддерживал социалистический блок и защищал мировой коммунизм, на корню пресекая доктрины вроде пантюркизма и исламизма. Сегодня нет христианской солидарности, и коммунистической тоже нет, сегодняшняя реальность ставит Россию перед новыми вызовами, где она должна сформировать политику прагматизма, не принимать внешних политических решений в ущерб своим геополитическим интересам. В данном случае Турции нельзя уступать буферную зону, постсоветское пространство и в частности, Южный Кавказ. Но выработать такую стратегию сложно, поскольку геополитическая матрица РФ все ещё носит фрагментарный характер, до конца не определена национальная идея.

Эрдоган строит «тюркский мир» в зоне жизненных интересов России - «Турция от моря до моря, от Урала до Адриатики». Динамика основных фактов и тенденций внешней политики Турции в контексте пантюркизма и неоосманизма показали, что создание «Великого Турана» становится реальностью. «Великий Туран» строится как самый короткий путь к Хартлленду, строится по универсальной формуле Бжезинского - «за счет России, и на обломках России».
Tags: Бжезинский, Великий Туран, Россия, Турция, геополитика, геостратегия, культура, римленд, хартленд, цивилизации
Subscribe

Posts from This Сommunity “хартленд” Tag

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments