vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Герберт Хан. О гении Европы. Италия. Север или юг? Небольшая интермедия.

(источник)

Среди многих других культурологов и географов Отто Йенсен указывает на тот факт, что северные и южные районы в различных странах всякий раз обнаруживают хорошо выраженное различие культур. При этом необходимо отметить интересный феномен, что все северные области разных стран обнаруживают сходство между собой характерных черт, которые не встречаются в южных областях, и наоборот. Более того, часто, например, у северных областей двух разных стран больше схожего между собой, чем между севером и югом внутри соответствующей страны. Обстоятельства такого рода постоянно приводят к внешней и внутренней напряженности, а нередко и к острому соперничеству.

Насколько ровными и взаимоуравновешенными нам показались север и юг при общем взгляде на итальянский ландшафт, настолько же мало мы вправе заблуждаться относительно серьезных противоречий между ними. Они все более и более обострялись в последние сто лет, то есть в тот промежуток времени, когда сформировался государственный облик молодой Италии и когда она должна была включаться в большие хозяйственные преобразования нового времени. Тогда сформировалась определенная шкала оценок. А она такова, что уроженцам юга нелегко признавать то, чего достигли их братья на севере и кем они стали благодаря своему труду. Ведь никто не сможет спорить, что из севера, как бы из головы страны, исходили идеи формирования государственности и что преимущественно там же было начало современной экономической жизни. Так что жители юга глядят на север с таким чувством, что там выполнялись и решались задачи собственно нашего времени. Они даже чувствуют потребность переселиться туда. Их привлекают не только более высокий заработок и лучшие социальные отношения. Они стремятся туда со скрытой жизненной энергией, со слепым, но сильным желанием участвовать в дальнейшем прогрессе этого столь ослепительного века цивилизации.

По-иному у многих северных итальянцев. Они смотрят на экономическую жизнь Италии в целом, радуются ее быстрому прогрессу, но вздыхают по поводу больших налогов, которые существуют во всей стране. А потом, в зависимости от темперамента, послышится вздох или ругательство, что приходится «вкалывать и вкалывать от зари до зари, а в принципе-то гробиться приходиться из-за этих бездельников на юге». Из-за террони, как их еще презрительно называют.

Иностранцу перед лицом таких антагонизмов важно всегда воздерживаться от суждений. Есть проблемы, в которых надо родиться, чтобы о них говорить. И здесь поэтому нельзя о них судить. Хотелось бы только в качестве спокойного и заинтересованного наблюдателя, сердцу которого равно близки и север, и юг, поставить несколько вопросов.

Один вопрос в том, можно ли записать только в плюс для «итальянского» все то, что наработано на севере по части грандиозного экономического индустриального прогресса? Только история последующих десятилетий вплоть до конца столетия и до смены тысячелетий сможет полностью ответить на этот вопрос. Другой вопрос, можно ли считать жителей юга в такой уж степени ответственными за их сегодняшние трудности, если посмотреть, как они возникли. Здесь достаточно будет вспомнить о географических и климатических условиях жизни или о средневековом феодализме, которому они столь долго были предоставлены в социально-экономических отношениях. Серьезно занимаясь этими вопросами, можно уже сегодня получить моральный капитал для южан.

Однако если посмотреть на становление современного итальянского государства, то разве север и юг не внесли здесь равнозначных вкладов? Вспомним хотя бы только об историческом походе Гарибальди. Север, как мы говорили, принес идеи государственности, а революционный темперамент, огонь, с которым были внесены новые идеи – это было зажжено на юге. И если север из-за примесей германской крови, которые никто ныне не станет переоценивать, кажется больше предрасположенным к интенсивному, преобразующему постижению окружающего, то юг показывает отголоски тех качеств, которые берут начало в древнейших влияниях греческой культуры. На севере и в центральной Италии римское было побеждено германцами, но римские преимущественно прагматические жизненные установки перенеслись на души победителей. На юге римское, собственно говоря, вообще не было свергнуто. Оно постепенно закатилось, а что-то от греческих жизненных установок оставалось при всех изменениях. Эти установки выстояли и против африканских воздействий, и не были поколеблены, когда временами перекрывались западными романскими влияниями и Испанией. В некоторых частях Сицилии они сохранились в особенно чистом виде и без серьезных конфликтов породнились со свежими импульсами, исходившими от норманнов.

Нет, нас не должно одурманивать экономическое развитие, мы никогда не вправе забывать о том, что и у юга есть свои “valori e sfumature”, свои достоинства, свои бесценные «нюансы жизни». Для Европы Италия является Италией в позитивном смысле этого слова, если ее север и юг на чашах весов весят одинаково. Может быть, в этом случае и Тоскана с Флоренцией, которые мы назвали бы стрелкой весов, выполнят свои задачи наилучшим образом.

Между прочим, вопреки всем антагонизмам дело обстоит так, что юг своими пейзажными и фольклерными прелестями будет и впредь притягивать к себе всех, едущих в Италию. Намного больше опасность того, что как к падчерице отнесутся к другой весьма значимой части страны – к востоку. Область вокруг Венеции и еще южнее до Равенны все еще наводнены приезжающими. Адриатическое побережье до Анконы в последние годы все больше и больше посещается теми, кто едет провести каникулы. Но дальше на юг поток приезжающих спадает. А ведь здесь можно обнаружить не только ценные памятники времен Гогенштауфенов; здесь может открыться нечто совсем другое, что просто напросто относится к облику всей Италии. Путешественники на западе Италии, переправлявшиеся в Сардинию, справедливо восторгались нетронутостью острова. Вся относительно узкая полоса побережья от Анконы до Бриндизи имеет в себе что-то островное, а ее нетронутость еще и иного характера. Она включена в особую духовную атмосферу, которая простирается к востоку от Апеннин, начинаясь уже от Марке – “Le Marche”. Апеннинские горы представляют собой таким образом нечто вроде исторической и географической линии судьбы. Территории, прилегающие к Лигурийскому и Тирренскому морям западнее от охватывающей их дуги Апеннинских гор, представляют собой историческую почву современной Италии. Отсюда она в полном смысле слова открылась западу; и даже весь большой сегмент от римской истории до нового времени активно участвовала в выковывании кольца западной культуры. А то, что восточнее Апеннин, связано с двумя различными сферами. Прежде всего, здесь еще не отзвучал легкий отголосок великих восточных культур древности, последней из которых была греческая культура с ее человечностью, впитавшей в себя дохристианские мистерии. А если отправиться к простым рыбакам, пастухам и виноделам, живущим на этом мало хоженом юго-восточном побережье, то и сегодня еще повеет чем-то от веселой естественности времен Гомера; вот только здесь, на задворках Италии, ощутима терпкость осени, которая была чужда той древней эпохе. В этих областях, пожалуй, еще не стерлись в памяти впечатления, которые получал человек от созерцания божественных образов, когда уже наступало христианство. И неудивительно, что именно здесь зародилась старейшая в Европе традиция почитания святого Михаила. Ведь как рассказывает легенда, божественный герой явился простым пастухам, когда они пасли стада на горе Гаргано. Воздвигнутая позже на этом месте святыня Монте Сант Анджело стала одним из древнейших мест паломничества в Европе, а по некоторым источникам она даже самая древняя.

Кто увидит здесь хоть раз службу в честь зеленого четверга, преклонивших колени перед святыней в пещере пастухов и крестьян в поношенных накидках и грубой обуви на ногах, тот унесет с собой незабываемое впечатление. Ему будет казаться, что он зримо наблюдал, как сохраненное до наших времен детство пропитывалось святостью древней культуры. У него может быть и такое чувство, будто он в эпоху земных перемен побывал в Палестине в гостях у Иисуса Христа.

Все это относится к одной из двух сфер, с которыми мы соприкасаемся восточнее Апеннинских гор. Другая сфера настоятельно зовет нас во времена крестовых походов, когда рыцарство Европы и отчасти Европы западной дошло до этих мест. И вспоминается о том, что рыцари нашли гроб Воскресшего пустым, но зато открыли во всей полноте красоты Востока, из сокровищниц которого привезли домой так много страстно желанного. И в самом деле, на этой земле еще и поныне не только отблеск старых восточных культур, но что-то от покорной судьбе безвременности, от пестрой базарной атмосферы Ближнего Востока.

Неудивительно, что жители этих областей, будучи тоже итальянцами, обнаруживают черты, которых нет у их соотечественников в других провинциях. Вместо вспыльчивого взрывного темперамента мы находим здесь рассудительность, иногда даже некоторую замкнутость. И если обычно для итальянцев общение является важнейшей частью жизни, то здесь люди любят и одиночество. И они не только его ценят, но и, что самое удивительное, переносят его.

Мы сказали, что вся эта самобытная область начинается уже в Марках. Конечно не случайно в Реканати в Марке родился поэт Джакомо Леопарди, написавший одно из самых прекрасных стихотворений об одиночестве.

Сколько из всего затронутого нами живет в стихотворении о «Бесконечности» из которого мы приводим первую строфу:

Simpre caro mi fu quest’ ermo colle
e questa siepe, che da tanta parte
dell’ ultimo orizzonte il quardo esclude.

Всегда был мил мне этот холм пустынный
И изгородь, отнявшая у взгляда
Большую часть по краю горизонта. (1)

Примечания переводчика:
1. Перевод Анны Ахматовой. «Зарубежная лирика Х1Х века». М., «Художественная литература». 1975.

Метки: Европа, Италия, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments