vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Categories:

Герберт Хан. О гении Европы. Португальские впечатления (первая часть).

(источник)

Ниже речь пойдет только о мимолетных образах, о впечатлениях, полученных всего за одну поездку. Немногими характерными штрихами сказано и о естестве народа и языка, которые заслуживали бы гораздо более обстоятельного представления. Но и то немногое, что сказано, вытекает из тщательно отобранных и зачастую перепроверенных соображений и может пробудить интерес к области, особенно важной для наших европейских взаимосвязей.

Если разницу между Италией и Испанией мы могли изобразить в виде противоположности между акварельными красками и пастельными, то в пути из Испанию в Португалию напрашивается другой вывод. Мы очень скоро замечаем, что страна стремится к морю, к океану. Из закрытой местности мы приходим в местность открытую, из замка попадаем на корабль. Страна открывается морю. Тахо, который близ Толедо является не более чем серебристой линией крепостного рва возле замка, возле Лиссабона становится широким океанским заливом. Одновременно ощущение такое, что вот теперь от сухих минералов мы переходим к растительности. Страна все больше и больше представляется садом. Но свежие, напоминающие континентальную Европу сады сменяются парками, которые кажутся обремененными душноватой роскошью тропиков – впечатление, которое у нас появилось особенно в райском парке Пена возле Синтры.

Лучезарные, светлые черты Португалии видны, между прочим, сразу же, когда въезжаешь в страну по железной дороге. Если более широкая колея испанских железных дорог решительно отделяет их от сообщения с западной и центральной Европой, то Португалия подключена к испанской сети. Но переезжающих через границу вагонов или даже поездов немного. На границе пересаживаются в поджидающий уже поезд, вагоны которого внешне светлые, дружелюбно зовущие. Этой внешности соответствует и внутреннее убранство. Даже во втором классе сиденья не только снабжены знакомыми белыми подголовниками, но и целиком облачены в белое. К этому ощущению светлого оказываешься подготовленным уже при проходе по португальской станции. Здание вокзала с его обращенным к перронам внутренним фасадом не обнаруживает обычной в таких случаях коричнево-серой однотонности. Вместо этого нас поражает вкрапление из майолики, (10) которая является одним из характерных мотивов в Португалии. Когда потом поезд поехал и несколько раз останавливался, мы увидели, что эти же мотивы варьируются от станции к станции. И в самых небольших гнездышках на зданиях вокзалов такое же украшение. И таким образом веселая сверкающая голубизна и белизна становится лейтмотивом, сопровождающим нас по всей стране. Это неформальное или, если угодно, популярное сочетание красок, которое своей бодростью и живостью все же как-то гармонирует с официальными цветами страны – зеленым и красным.

И еще об одном заставляют нас подумать эти майоликовые поверхности. Если в столь многих странах ничего не подозревающего пассажира назойливыми яркими рекламами хотят захватить то деловитые, а то и вовсе разбойничьи руки, то Португалия обращается к прибывшему своим лицом. Впечатление, полученное в первую минуту, подтверждается ненавязчиво и наглядно. Между прочим, «мотив майолики», если можно так его назвать, не ограничивается сферой железной дороги. Его находишь в стране повсюду. Особенно он заметен, когда включается, например, в художественно-архитектурный ансамбль рядом с одной из смотровых площадок Старого Лиссабона, называемых “miradoures”. На зеленой цветочной грядке поднимается цветник из ярко-красных роз. Охапка роскошного пахучего весеннего мира, который мог бы опьянить, если бы его воздействие не приглушалось веселым фоном из майолики. Эти “miradoures” так задуманы, что с них, стоя к ним спиной, смотришь вдаль: на великолепную панораму всего города или на притягивающее к себе все снова и снова нежное величие реки Техо. Но приходишь к конфликту между красотой перед тобой и красотой вокруг тебя, непроизвольно поворачиваешься и оказываешься в плену самого по себе “miradour”.

Однако помимо этих майоликовых поверхностей Португалия вообще обнаруживает предпочтение к разноцветным фасадам, перебивающим друг друга цветами. Заехав в страну поглубже, обнаружишь целые проспекты с характерной пестротой живых красок. И невольно подумаешь о больших различиях с Италией. Итальянец с наивным великодушием попросту предоставляет фасад своего дома солнцу: пусть оно с ним делает то, на что способно. О цветной раскраске вряд ли кто и задумывается. Что же, напротив, побуждает португальца к раскраске? Красками вовне проявляется часть души, выражением которой они и являются. Но разве португалец в душе экспансивен, обращен душой наружу? Большинство признаков его культуры, кажется, на это не указывают. Во всяком случае, он экспансивен меньше итальянца. Таким образом, здесь что-то не столь легко объяснимое, своего рода противоречие. Но, может быть, часть этой загадки разрешится, если мы примем во внимание свет, который мы видим в Португалии. Это не совсем тот пластичный свет, о котором говорил Виктор Ген и который столь значительно определил облик Италии и отчасти Испании. Свет в Португалии излучающий, диффузный, уже вовлеченный в атмосферу близкого океана. Он уходит вдаль сам и влечет за собой и человека, но он уже не «вылепливает» предметы с такой четкостью. И тут уж краска, нанесенная руками человека, помогает подчеркнуть контуры, даже создать их. А краски создают эти контуры в соответствии с тем, что сильно и чисто живет в душе народа. Поэтому скульптурная продукция страны и ее архитектура скорее стараются избежать опасности поглощения диффузией и растительностью.

Если мы отправимся дальше вглубь страны, то виноградная лоза и маслина напомнят нам о том, что мы все еще находимся в большой средиземноморской романской сфере. Особенно благодатное из-за интенсивного солнца и выгодного положения Португалии у самого океана, вино стоит на третьем месте среди экспортируемых страной продуктов. На первом месте сегодня хлопчатобумажные изделия, на втором пробка и изделия из нее. И как раз пробка подводит нас к типичному мотиву португальского ландшафта. Потому что пробковые дубы, то стоящие отдельно, то группами, наряду с эвкалиптовыми рощами, запоминаются путешествующему в глубине страны иностранцу более всего. В соответствии с обычным упрямым, противостоящим непогодам, укоренившимся в земле характером дуба, корковый дуб тоже производит впечатление тяжелого, вечного, засевшего в земле. Лишь раз в девять лет с него можно без повреждения структуры снимать кору, из которой потом изготавливается пробка – один из самых легких материалов на земле. Такой лишенный оболочки дуб с почти мрачными коричнево-красными срезами представляет собой зрелище, которое невольно приглашает путника остановиться и подумать. Спрашиваешь себя, нет ли в этом прочнейшем дубе и в его воздушно-легком продукте чего-то такого, что соответствует характеру страны и ее жителей. Легко гонимые волнами, португальские суда плавали по свету дальше кораблей других народов. Но ужас перед неизвестными и безразмерными пространствами могли преодолеть только люди, имевшие глубочайшие корни в самих себе. Мы еще будем говорить об этом.

Эвкалиптовое дерево с его пряным эфирным маслом наряду с процветающей во всем Средиземноморье маслиной выступают в качестве тихих благодетелей для ландшафта. Если плоды маслины служат пропитанию человека, то эфирное масло эвкалиптового дерева применяются для здоровья и для лечения. Это дерево можно назвать и лекарем ландшафта. Много раз констатировалось, что насаждение эвкалиптовых деревьев предотвращает все те опасности, которые исходят от заболачивания определенных площадей. Кажется, что малярия бежит от эвкалипта. Однако в эвкалиптовой роще уже нет впечатления, что находишься в Европе. Без сомнения, это слишком уж экзотический элемент. И все же посреди тонких и едва уловимых воздействий чувствуешь себя хорошо встряхнувшимся, посвежевшим и бодрым. И начинаешь приветствовать это дерево, бывшее при появлении здесь чужим. Чувствуется, что оно призвано делать доброе дело в этом крайнем уголке Европы.

Однако ни пробковый дуб, ни эвкалиптовое дерево не вносят в португальский ландшафт темных тонов. Основной характер ландшафта остается светлым. Лишь когда поблизости от морского побережья появляются лохматые и мохнатые сосновые леса, картина на какое-то время меняется. Вновь хочется остановиться и подумать. Вдруг представляется, что тебя колдовским образом перенесли к северным побережьям далекого Балтийского моря. И снова бормочешь: «Les extremes se touchent – крайности сходятся». И таким образом начинает звучать еще один лейтмотив, которому суждено еще повторяться.

Примечания переводчика: 10. Майолика – художественная керамика с непрозрачной глазурью.

Метки: Европа, Португалия, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments