vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Categories:

Герберт Хан. О гении Европы. Франция. Точность и наивность сознания только что родившегося.

(источник)

Уже шла речь о роли, которую играет отрицание в ясности и точности французской речи. И явно не случайно один из важнейших первопроходцев новой философии Рене Декарт хотя и не прямо, но все же ориентирует свой фундаментальный принцип познания на отрицание. Ведь сомнение преодолевает позитивизм наивного сознания и впервые предоставляет место слову «нет». Часто довольствуются тем, чтобы передать знаменитый принцип Декарта словами “Je pense, donc je suis” – «я думаю, значит, я существую». Но при этом упускают предложение впереди, так что в действительности это звучит так: “Je donte, donc je pense; je pense, donc je suis” – «Я сомневаюсь, значит, я думаю; я думаю, значит, я существую». Или в более часто приводимой латинской версии: “Dubito, ergo cogito; cogito, ergo sum”.

Именно это предшествующее предложение и выводит высказывание Декарта из сферы сугубо интеллектуальной и логической. Ведь возможность утверждать или отрицать, данная в сомнении, немыслима без живого участия душевной активности. Таким образом, при уточнении картезианского принципа душа чувств задействуется так же, как и душа разума. Оставим в стороне не интересующий нас здесь вопрос, столь ли уж неоспорим сам принцип с точки зрения теории познания.

Свежесть и наивность только что проснувшегося самосознания, ставшей ему самому заметной рефлексии, представлены во французской литературе лучше всего, пожалуй, человеком, которому был известен освобождающий смех. В своем “Bourgeois gentilhomme” – «Мещанине во дворянстве» он в облике ограниченного месье Журдена изображает еще и детский характер первых движений юного сознания. Среди многих учителей, которых месье Журден может позволить себе для своего весьма запоздавшего образования, есть и философ. С ним завязывается следующий достопамятный разговор, который мы приводим в переводе Людвига Фульды. (25)

« Учитель философии: Все эти любопытные вещи я объясню вам до тонкостей.

Г-н Журден: Будьте настолько любезны! А теперь я должен открыть вам секрет. Я влюблен в одну великосветскую даму, и мне бы хотелось, чтобы вы помогли мне написать ей записочку, которую я собираюсь уронить к ее ногам.

Учитель философии: Отлично.

Г-н Журден: Ведь, правда, это будет учтиво?

Учитель философии: Конечно. Вы хотите написать ей стихи?

Г-н Журден: Нет, нет, только не стихи.

Учитель философии. Вы предпочитаете прозу?

Г-н Журден: Нет, я не хочу ни прозы, ни стихов.

Учитель философии: Так нельзя: или то, или другое.

Г-н Журден: Почему?

Учитель философии: По той причине, сударь, что мы можем излагать свои мысли не иначе, как прозой или стихами.

Г-н Журден: Не иначе, как прозой или стихами?

Учитель философии: Не иначе, сударь. Все, что не проза, то стихи, а что не стихи, то проза.

Г-н Журден: А когда мы разговариваем, это что же такое будет?

Учитель философии: Проза.

Г-н Журден: Что? Когда я говорю: "Николь, принеси мне туфли и ночной колпак", это проза?

Учитель философии: Да, сударь.

Г-н Журден. Честное слово, я и не подозревал, что вот уже более сорока лет говорю прозой. Большое вам спасибо, что сказали. Так вот что я хочу ей написать: "Прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза сулят мне смерть от любви", но только нельзя ли это же самое сказать полюбезнее, как-нибудь этак покрасивее выразиться?

Учитель философии: Напишите, что пламя ее очей испепелило вам сердце, что вы день и ночь терпите из-за нее столь тяжкие...

Г-н Журден: Нет, нет, нет, это все не нужно. Я хочу написать ей только то, что я вам сказал: "Прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза сулят мне смерть от любви".

Учитель философии: Следовало бы чуть-чуть подлиннее.

Г-н Журден: Да нет, говорят вам! Я не хочу, чтобы в записке было что-нибудь, кроме этих слов, но только их нужно расставить как следует, как нынче принято. Приведите мне, пожалуйста, несколько примеров, чтобы мне знать, какого порядка лучше придерживаться.

Учитель философии: Порядок может быть, во-первых, тот, который вы установили сами: "Прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза сулят мне смерть от любви". Или: "От любви смерть мне сулят, прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза". Или: "Прекрасные ваши глаза от любви мне сулят, прекрасная маркиза, смерть". Или: "Смерть ваши прекрасные глаза, прекрасная маркиза, от любви мне сулят". Или: "Сулят мне прекрасные глаза ваши, прекрасная маркиза, смерть".

Г-н Журден: Какой же из всех этих способов наилучший?

Учитель философии: Тот, который вы избрали сами: "Прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза сулят мне смерть от любви".

Г-н Журден: А ведь я ничему не учился и вот все ж таки придумал в один миг. Покорно вас благодарю. Приходите, пожалуйста, завтра пораньше.

Учитель философии: Не премину».

Примечания переводчика: 25. Русский перевод с французского Н.Любимова. Мольер. Комедии. М., «Художественная литература. 1973.

Метки: Европа, Франция, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments