vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Categories:

Герберт Хан. О гении Европы. Нидерланды. Геометрия и игра красок (первая часть)

(источник)

Географический профиль Нидерландов кажется шедевром созидательных сил природы, а их внутреннее строение представляется искусно сработанным творением человеческой руки. В свей основной массе страна располагается вокруг бывшего Зейдер-Зее, ныне Вирингермеер. (30) На северо-западе изгибается изящной музыкальной дугой группа островов, другая группа островов, более тяжеловесных, как бы служащих для защиты, простирается на юго-западе. Так с одной стороны Роттюмерплат, Босплат, Схирмонниког, Амеланд, Терсхеллинг, Флиланд, Тексел, с другой стороны Хурее-Оверфлакее, Схоувен, Норд-Бевеланд, Зюйд-Бевеланд, Валхерен – поддерживают между собой равновесие и как бы по молчаливой договоренности закрывают и защищают с виду небольшую, но в духовном отношении чрезвычайно значимую органическую часть Европы.

   Если впервые увидишь голландский пейзаж с самолета, то, наверно, воскликнешь: как же геометрически правильна эта страна! Сверху смотришь на огромную шахматную доску, на которой квадраты со всех четырех сторон окружены водой. Такое грандиозное и в то же время продуманное до мелочей распределение воды обеспечивается храхтами – большими и маленькими каналами, а также бесчисленными слотами, похожими на ямы. С первого же взгляда видно, что все это так обустроено только благодаря здравому и ясному человеческому уму, который тщательно взвесил все пропорции, а трудолюбивые и прилежные человеческие руки технично и добросовестно сделали все необходимые русла.

   О другом характерном элементе этой важной части голландского ландшафта мы можем при взгляде сверху только догадываться, но толком его не увидим. Это плотины и дамбы, без которых искусно созданное водное хозяйство само по себе распалось бы и растеклось. Но, может быть, при общем взгляде на эту область у края пенящегося моря чувствуется и еще одно: этот ландшафт создан не только ясным и рассудительным умом, но и смелой, отважной, настойчивой и непреклонной волей; он захвачен у моря, даже отвоеван у него.

   Но вода, сколько бы она ни укрощалась и сколько бы ни направлялась человеческой рукой, не дала победить себя полностью. Как только мы покинем наблюдательный пункт в воздухе, как только въедем по земле в этот уникальный регион, станет даже в самые прекрасные летние дни ощутима водянистая стихия, накрывающая все связанное с землей тонким, почти невидимым покрывалом, слегка все округляющим, приглушающим цвета. Именно эта вода с ее животворной силой никогда не дает увянуть простирающимся вдаль пастбищам и даже всю зиму напролет поддерживает их зелень в свежести, хотя и несколько поблекшей. Среди елей и сосен, где обычно царствуют сухость или огненная стихия, вода утверждает себя обильным выделением соков, она размягчает дерево и делает его уже менее смолистым и ароматным.

Но обратимся еще раз к игре цветов в пейзаже. Повсюду, куда ни бросишь взгляд, видны различные цвета, причем цвета в весьма живых сочетаниях, в которых к тому же или именно потому же нет каких-либо резких контрастов. Помимо мягкой пахучей зелени, о которой уже говорилось, встречаются желтые, красные, голубые цвета, так что подчас становится жаль, что под рукой нет кисти. Здесь может случиться и так, что  за всеми здравыми материальными или абстрактными рассуждениями может вдруг явиться желание быть художником от рождения. И как раз среди такой художественности  мы и окажемся целиком и полностью в нидерландской, в голландской стихии. Ведь если про итальянский ландшафт мы говорили, что он пластично изваян, то про нидерландский можно сказать, что он нарисован. Конечно, это не значит, что художник должен стать здесь простым копировщиком природы и что готовые шедевры станут только так сами запрыгивать к нему на мольберт. Но художественные мотивы и впрямь многочисленны, как ни в одном другом уголке мира. Они буквально витают в воздухе, в разные времена они соблазнили на серьезное творчество не только поколения обильно представленных здесь художников, но и многих дилетантов.

   Чтобы такое произошло, должно было состояться еще одно условие, превратившее страну в одну большую художественную студию. Это занавес над ландшафтом, непрерывно движимый в разные стороны искусными божественными руками - голландские облака. В своей игре, то нежной и гладкой, то мощной и бурной, они отбрасывают на мир внизу множество оттенков и тонов. Это они позволяют в полном объеме раскрыться тому «чуть-чуть» или «только-только», о котором уже шла речь в нашем изложении. “Hollands mountains” – “голландские горы», то есть только голландские горы, как их в другой связи метко назвал один английский поэт. В этой стране без гор именно они могут утолить страсть многих детских сердец, на которую обычно не обращают внимания. А может быть, именно эти «воздушные странники», как прекрасно назвал их Шиллер, и дали один из толчков к тому, чтобы инстинкт к историческому путешествию по миру пробудился у такого народа, как голландцы, обычно столь солидного, так уютно покоящихся в самом себе и на своем собственном? Все возможно, ведь исходящие от облаков оттенки и тона, как мы видели, очень многочисленны, а может быть, и просто бесчисленны. Во всяком случае вот это, нами замеченное, западет в душу навсегда: ни в одной другой европейской стране нет облаков красивее и живее, чем в Голландии.

   Когда где-нибудь в Европе или где-то в отдаленных местах речь заходит о цветовых тональностях и цветовых эффектах голландского пейзажа, говорят в первую очередь о «блумболленфелден». Это те широкие и яркие цветные полосы простирающихся вдаль цветочных полей, которые мы обнаружим прежде всего в окрестностях Харлема – города, слава которого известна каждому садовнику и каждому любителю садов.

   В основном тюльпаны, гиацинты и нарциссы буйно цветут и распространяют  почти сказочную роскошь на этом твердом берегу моря. Весь поток цветовых нюансов, разливающийся по стране, кажется здесь собравшимся вместе и достигшим невиданной интенсивности. Цвет здесь противостоит тем приглушающим его факторам, о которых речь шла выше, он получает ярко выраженное собственное качество. Глаз европейца в общем-то непривычен к природным цветовым эффектам такого размаха, да еще и столь сильной выразительности и однонаправленности. Нам известна одевающая компактная зелень лесов, нежное дуновение широких пастбищ, пейзаж с покрытыми как бы снегом фруктовыми деревьями в цвету, нежное фиолетовое дыхание луга. У золотого рапсового поля нам кажется, будто лучи солнца воплотились в какое-то, пусть воздушное, но  тело. Житель юга знает нежный золотой и серебряный блеск лимонных плантаций и обильные желтые и красные цвета апельсиновых садов. Но все это несравнимо с цветовым эффектом от голландских «блумболлен». В тех примерах из прочего мира дыхание у природы более сильное, и потому однонаправленность улетучивается. Ощущения же перед полем тюльпанов поначалу трудно описать, они почти противоречат сами себе. Можно было бы говорить о восторженном испуге. Что-то перехватывает дыхание и в то же время дружески привлекает. Возникает странное чувство, кажется, будто заглядываешь в какой-то небольшой миф. Когда божественные небесные художники изрисовали весь мир, они на время и на вечность оставили без присмотра свои горшки с красками, в которых было еще много чего. Но однажды, когда мир в своем глубочайшем из «там внизу» и в своем нижайшем из «там наверху» уже слегка сдвинулся с оси, несколько веселых бродячих ангелочков схватили горшки и опорожнили их над земным раем для художников. Так и появились большие цветные пятна на голландском ландшафте.

          В этой тщательно окультуренной и все же дикой и необузданной роскоши цветов и поныне есть что-то опьяняющее. Становится понятно, почему в начале семнадцатого века, когда в Голландии начали впервые выращивать тюльпаны, среди всего народа началась настоящая тюльпанная лихорадка, настоящая тюльпаномания. Все хотели вырастить один сорт тюльпанов за другим, стремились быть их собственниками, азартно предавались ремеслу торговли ими, обогащались на них, чтобы потом в конце концов зачастую на них же и разориться. И все это в тот период, когда европейские области по соседству разорялись от Тридцатилетней войны. Луковое растение с востока под боком у суровой действительности сотворяло царство лунных иллюзий, воплощало в истории восточную сказку. Однако наваждение не могло продлиться долго перед лицом  здравых духовных сил голландского народа, в преддверии встававших исторических задач большого размаха. Еще до конца Тридцатилетней войны тюльпанной лихорадке, как и многому другому в Голландии, был положен конец, и это ремесло впредь шло по рациональному пути.

   Но еще и поныне легкая приподнятость, небольшое дионическое опьянение охватывает сынов и дочерей страны, как только распространяется весть о блумболленблуй   - о цветении этих уникальных полей. Если в такие весенние дни въезжаешь в страну на машине по одной из прекрасных больших дорог, то очень скоро тебе начнут одно за другим встречаться транспортные средства, украшенные  гирляндами цветов. И недолго ждать, что и тебя в пути остановят продавцы цветов, которые торгуют своим пахучим товаром отчасти профессионально, а иногда по наитию. С удовольствием дашь украсить и свою машину, и становишься звеном необозримой цветочной цепи. Все еще весна, и потому в этой части Европы не очень-то тепло, но ловишь себя на том, что незаметно пришел в настроение, которое бывает при сборе винограда.

Примечания переводчика: 30. Зейдер-зее – «Южное море»,  “Zuiderzee”, также Зюйдер-зее. Находилось между островами и сушей. В настоящее время поступление воды к нему перекрыто дамбами. На его месте сейчас расположено озеро IJselmeer - Айселмеер.  Вирингермеер -Wieringermeer -  название полдера - искусственного поля.
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments