vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Categories:

Герберт Хан. О гении Европы. Нидерланды. Проживать значит жить... (вторая часть).

(источник)

Герберт Хан. О гении Европы. Нидерланды. Проживать значит жить, а ехать значит быть (вторая часть).

Но, как и любая здоровая плодоносящая жизнь, повседневность в Голландии также не без интересных моментов и противоречий. Одно из противоречий сразу же заметно, если поглядеть, как голландец, столь любящий «становиться на якорь» дома, обнаруживает что-то вроде национальной страсти к езде. Многое можно узнать о стране и людях, понаблюдав за разными способами таковой езды.

В городах, несмотря на рост числа моторизованных средств в виде легковых и грузовых автомобилей, а также автобусов, наиболее характерным транспортом все еще является, пожалуй, велосипед. Например, если незадолго до обеденного перерыва отправиться на почти бесконечную Лаан ван Меердервоорт в Гааге, то поначалу подумаешь, что попал на международную велогонку. С плотностью птичьей стаи, зачастую в пять или более рядов, стремительные велосипедисты едут вверх по улице, с удивительной ловкостью лавируют среди автотранспорта, с точностью летучей мыши проносятся мимо беспомощных пешеходов, разбросанных там и тут, при этом разговаривают вдвоем или втроем и вообще ведут себя так, будто родились на велосипеде. И если каждому сыну и дочери Норвегии из-за большого торгового флота уготована часть корабельного водоизмещения, то для каждого голландца, вступающего в земную жизнь, всемогущее провидение придумало велосипед. По крайней мере до последнего времени было так. Но мы выражаемся чересчур обстоятельно, чересчур общеевропейски, говоря все время о велосипеде. Ему в нидерландском словаре соответствовало бы скучное, вряд ли где употребимое слово “rijwiel”. Голландец же называет это излюбленное дитя уличного движения просто словом “фитс””. И он не «колесит» по улицам филистерски, а предается гениальному искусству, которое называется «фитсен». Глагол этот в принципе непереводим. Если только непосредственно связать живущие в его звуках образы с видимым движением, то можно в какой-то степени догадаться, что это слово означает.

И впрямь трудно себе представить, чего только ни выделывают голландцы и голландки, когда они «фитсят». То, что можно вести с собой в своеобразных гнездах или корзинах по два или даже по три ребенка, - это, в конце концов, бывает не только в Европе, но и во всем мире. В Голландии же можно увидеть, что молодые парни перевозят на «фитсе» сразу двух своих сестер или подруг, одну спереди, другую сзади, при этом перевозимые сами должны владеть велосипедным искусством, чтобы не упасть и вообще остаться в потоке невредимыми. Видно, как при езде на велосипеде жонглируют на голове всевозможными покупками вплоть до больших предметов мебели – искусство, доступное только тем, кто, подобно кентаврам, полностью слился нижней частью своего тела с «фитсом». В один прекрасный день можно даже увидеть парящую загадочным образом над всей движущейся уличной толпой небольшую фисгармонию. И велосипедист-акробат, проделывающий такой фокус, не особенно выделяется на голландской улице. Здесь видали еще и не такие “prectaties”, как здесь называют достижения!

В свое время Клопшток прославил в стихотворении и еще одно искусство, также зародившееся в Голландии, - катание на коньках или «схаатсенряйден». До сегодняшнего дня не родился еще сочинитель гимнов, который надлежащим образом восславил бы «фитсен». И, к сожалению, есть опасение, что еще прежде, чем тот избранный будет лежать в колыбели, это окрыляющее искусство зачахнет от болезни нашего времени, от автоматизма.

При всем том нельзя не видеть, что у «фитсен» есть и свои теневые стороны. Прибывший в Голландию из другой страны на грузовом автомобиле легко поддается искушению принять всех этих летающих туда-сюда велосипедистов за рой докучливых комаров. Но он узнает, что должен с ними считаться как с «третьей силой дорожного движения», которая даже потребует от него новых технических навыков. Для самих едущих тоже не обходится без проблем с привычками, полученными в детстве. Чтобы назвать только одну: вот так каждое утро тысячи и тысячи школьников пролетают, будто птицы по воздуху, и ноги их не касаются земли, пока они не входят в школу. Это требует особого менталитета, который не вполне сопоставим с духовной конституцией у детей, едущих в школу на трамвае, в автобусе или в электричке. И с этой точки зрения перед нидерландской педагогикой выросла нелегкая проблема.

Но несмотря за все это «фитсен» укоренилось в сознании нидерландцев как важный момент земной жизни и как ее достижение. Даже в сознании больных, даже у нуждающихся в душевном уходе детей это записано на почетном месте. Это проявилось, когда в одном институте лечебной педагогики однажды зашел разговор о великой личности, умершей за несколько лет до того. Воспитатель института в день памяти этого лица довольно живо представил картину его жизни и творчества перед детьми более взрослыми и более нормальными. Среди них был покалеченный, но довольно крепкий парень с головой на плечах почти без шеи и с хриплым, как рашпиль, голосом. Когда рассказ учителя закончился, и все, в какой-то степени растроганные, молчали, парень воскликнул, водя туда-сюда своими деревянными руками: “Kon hij fietsen?”, то есть «А он умел фитсен?». До ответа на этот решающий вопрос он, видимо, воздерживался давать оценку великому человеку. И в этом простодушном вопросе поистине было что-то от «Голландии в миниатюре».

Взглянем теперь на другие виды городской езды – на трамвае, в автомобиле или в автобусе. Внешне здесь нет различий между Голландией и другими европейскими странами. Только пассажира, интересующегося языками и немного прикоснувшегося к нидерландскому языку, может поджидать ошеломляющий поначалу сюрприз, когда он станет в трамвае или в автобусе погашать одну из практичных карт на десять поездок. Особенно если этот пассажир из средней Европы. Однако и большинство скандинавов и англосаксов не смогут обойтись без легкого изумления. Потому что на карте четко написано: “voor tien ritten” - значит «на десять скачек». Перепутать с картами какого-нибудь манежа было невозможно, ведь кондуктор достал эту карту из запасов своей сумки и сделал первый прокол в ней с мило звучавшим “als t’ U belieft”, то есть «пожалуйста» или «силь ву пле». Но представление о езде верхом на трамвае или в трамвае поначалу гротескно, и тот или другой иностранец сидит в смущении, недоверчиво разглядывает карточку и не может отделаться от улыбки. «Ведь в трамвае можно только ехать» – непрестанно повторяет ему сидящий в нем и поехавший с ним за границу педант. Этот иностранец и не догадывается, что в Голландии ребенок, еще не слышавший о других языках, станет звонко смеяться, если ему скажут: мы едем на трамвае, мы едем в автобусе.

Что из этого следует? Всего лишь тот факт, что слова “reiten” - ехать верхом на лошади и “fahren” - ехать, образованные как в нидерландском, так и в немецком языках от одних и тех же германских корней, постепенно развивались в направлении разных значений, а также что они употребляются в разных сферах. Голландец vaart, то есть fahrt, - «едет» – только в лодке, челне, на корабле и в других приспособленных к воде средствах транспорта. Кроме того ему известна и luckt-vaart, то есть “Luftfahrt”, «езда на самолете». При транспортировке по земле он “reitet” - едет верхом. Этот образ будет немного менее гротескным, если мы уясним себе, что езда “Reiten” только в немецком языке очень рано стала относиться исключительно к езде на лошади. У слова “riden” или “rijden” изначально была гораздо большая сфера действия, и голландский язык сохранил это более старое и все еще более широкое значение. Немцу или говорящему по-немецки, чтобы понять кое-что в этом изменении значения слова, достаточно вспомнить одно из более старых выражений вроде «едущий ученик». Этот «едущий» не проносился мимо, поднимая пыль, на коляске, запряженной огненными вороными. Он намного ближе соприкасался с пылью, потому что ему приходилось скромно и с трудом плестись пешком. Так что у “fahren” - ехать – и в немецком языке было более широкое смысловое поле.

Если душе народа вообще можно приписать что-то вроде симпатий или антипатий, то, наверное, можно сказать, что голландцу в соответствии с характером его страны особенно близка такая езда – “varen”, которая относится к воде. Душа человека, как это лучше всего высказал Гете, имеет внутреннее родство с водой. К душе голландца это относится в еще большей степени. Насколько прочно он стоит ногами на земле во всех физических и практических отношениях, настолько же он в духовной сфере избегает, видимо, всего слишком оформленного, определенного и потому укоренившегося. Кажется, он лучше всего чувствует себя в среде текучей, летучей и еще и парящей. Может быть, образ движимой ветром воды с плывущими над ней облаками соответствует такому отношению. Езда в таком случае была, собственно, бытием, а проживание где-то было необходимой ей противоположностью, отдыхом от езды, постановкой на якорь. Все это, видимо, проявилось в истории и осело в легендах.

Метки: Европа, Нидерланды, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments