vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Categories:

Герберт Хан. О гении Европы. Нидерланды. Моряк у них в крови и в языке (часть 2)

(источник)

Самой живой частью корабля или лодки, движимых ветром, является, без сомнения, парус. Мы могли бы назвать его прямо-таки душой судна. В голландском языке он называется “het zeil”, причем бросается в глаза, что это слово – разумеется, безо всяких генетических связей – созвучно слову de “ziel” – душа. Специального слова для прилагательного «душевный» в голландском языке нет. Примерно соответствующее по структуре немецкому «душевный» “seel-isch” нидерландское “ziel-ig” имеет значение совершенно иное, уменьшительное; свои весьма важные другие нюансы и у слова “psychisch”. О фактическом отсутствии соответствующего прилагательного в голландском языке нам еще придется поговорить в другой связи. Здесь нас интересует то, что “zeil” – парус – языком образов предоставил голландцу множество возможностей выразить в форме более завуалированной духовные качества, душевные переживания.

Если в какое-то предприятие, в какую-то работу вкладываются все силы, то на образном языке голландцев это называется «повесить все паруса» - “alle zeilen bijzetten”. Кто в гневе, возбужден, тот «пришел с натянутым парусом» – “met een opgestoken zeil”. Пьяный же в чрезвычайно выразительном высказывании является «с мокрым парусом» – “met een nat zeil”. Кто опять задремал и «отплыл» там, где от него ожидали большего, тот находится “weer onder zeil”. А тот, чья душа удалилась еще дальше, кто в обмороке, тот «лежит с парусами поперек мачты» - “met de zeilen tegen den mast”. Если ушел слишком поздно или упустил благоприятную возможность, то «поднял паруса с последними кораблями» - “met de laatste scheren onder zeil gegaan”. Если кому-то во многом сопутствует удача, если он, образно говоря, «попал в жилу», то ему «ветер в парус дует» - “het waait hem in z’n zeil”. Напротив, человек, вынужденный наложить на себя всевозможные ограничения, должен «сматывать» или «завязывать свой парус» - “zijn zeil inbinden”.

Очень сильное выражение употребляют, если хотят сказать, что женщина мужчине не подходит. Видимо, в убеждении, что женщина душа семьи, говорят: «Это не парус для того корабля» - “dat is geen zeil voor dat schip”. Наконец, голландское в голландском, то есть нечто очень характерное как для нидерландского языка, так и для всего склада нидерландской души в выражении «задержать взгляд на парусе» или «держать парус в поле зрения» - “een oog in het zeil houden”, или еще более по-народному “een oogje in ‘t zeil houden”. Переводя чисто по смыслу, можно сказать примерно так: внимательно и все же не подавая виду наблюдать за кем-то и за его движениями, за процессами, происходящими с каким-то предметом. Но в таком здравом переводе нет того слегка прикрытого лукавства, которое в действительности присуще голландскому обороту. Нет в нем и той великодушной сдержанности, какая есть в голландце, когда он является наблюдателем и зрителем. Другими словами, мы должны допридумать еще и душевное участие, и духовные нюансы, которые нельзя передать при буквальном переводе. Но роль голландца как наблюдателя давайте хорошо запомним. Она в другой связи еще откроет нам многое из естества народа и страны, о которых здесь идет речь.

Поскольку под парусом плыть не всегда возможно, следует ожидать, что в нидерландском образном языке будут играть свою роль и весло или перекидное весло, вообще гребля. Для начала перед нами выражение, в котором весло даже связано с парусом. «При ветре с парусом хорошо гребется"» - считает народная мудрость, подразумевая богачей, которым все дороги подровнены, - “onder het staande zeil is goed roeien”. Бедняк тогда должен, конечно, «грести теми перекидными веслами, что есть» - “hij moet roeien met de riemen, die hij heeft”. Несколько иначе этим выражается и та мысль, что «по одежке следует протягивать ножки». Это хорошо звучит и морально подбадривает, если человек сам себе так говорит. Но фраза многое теряет от своей привлекательности, если обращена к другому, который «пусть себе гребет своими (перекидными) веслами» - “op zijn eigen riemen (laat) roeien”. В этом случае на него уже не хотят и оглядываться, ему лишь дают возможность «кое как перебиваться» и далее. Если кто-то живет в роскоши и бездумно расходует все, что у него есть и чего нет, то он «гребет в десять весел не к тому берегу», на мелководье, то есть навстречу гибели; “met tien riemen aan lager wal roeien”, - говорят уста народные.

Предмет, с которым моряк каждый день занимается столько, что у него руки принимают соответствующую форму, - это канат, по-нидерландски “het touw”. И, конечно, он не может отсутствовать в интересующем нас ряду. Вряд ли что может больше разозлить боцмана или матроса, как то, что ему «не к чему канат привязать», в этом случае он будет вздыхать или ругаться, в зависимости от темперамента. Деловито-реалистичному голландцу любого сословия и любого покроя ненавистно еще и смотреть или быть обязанным слушать вещи, в которых нет ни ума ни сердца, от которых не поумнеешь. Тогда он про себя или вслух ворчит: “daar is geen touw aan vast te knoopen”. И наоборот, к тому, чтобы быть “aan en touw vast zitten” -«привязанным канатом», тоже не стоит стремиться. Это указывает на связанность, несвободу в действиях.

Но если завязал канат сам, то его можно затягивать или ослаблять по своему усмотрению. Тогда ты господин и хозяин своих дел и своего положения. И потому зачастую весьма выигрышная поза легкой поблажки называется словами «ослабить канат» -“het touwtje wat vieren”. Причем в нидерландском языке отношение любезной уступки подчеркивается еще и уменьшительно-ласкательной формой “het touwtje”.

Выражения, связанные с сетью и с вершой, (31) - по-нидерландски “net” и “fuik” – относятся больше к жизни рыбаков, но тем самым по большому счету родственны и жизни моряков. Часто встречающаяся в жизни людей ситуация, когда кто-то упускает благоприятный момент, в повседневном языке очень часто сопровождается образным выражением «ловить рыбу за сетью» - “hij visscht achter het net”. «Приглядеться к чему-либо», «что-то изучать» выражается фразой «растянуть сеть по ветру» - “zijn net in den wind steken”. В южнонидерландском языке особенно часто говорят о «прошедшем огонь, воду и медные трубы», что он «из всех сетей выпутался» - “door alle netten gevlogen”.

Верша гораздо больше сети вовлечена во всевозможные выражения, которые можно считать то критически-прагматичными, то насмешливо дразнящими. Если кто-то попал в ловушку, то он «попал в вершу» - “hij is in de fuik geloopen”. Если кто-то рядится в чужие перья, присваивает себе чужую работу, то он «берет из чужой верши» - “hij licht een anders fuiken”. И, наконец, обрученный или женатый «сидит в верше» – “in de fuik”.

И сами объекты рыболовства – рыба в целом, как и отдельные рыбы в частности, дали поводы для всевозможных метких высказываний. «Большая рыба малую ест», - выражение, говорящее само за себя, - “groote visschen eten de kleine”. Из опыта социальной жизни взяты и следующие два выражения. Если хотят сказать, что люди привилегированного положения или должности могут преодолевать многие препятствия, то говорят: «Большая рыба сеть рвет» - “groote visschen scheuren het net”. Если слишком много желающих получить там, где что-то должно быть отдано бедным, то это называется «больше рыбы – мутнее вода» - “hoe meer visch, hoe droever water”.

Между прочим, более всего фантазию пробудили, кажется, сельдь, шпрот, треска и угорь.

Сельдь, столь важная для пропитания всего населения, рассматривается прямо-таки как символ процветания и благосостояния. Если в каком-либо деле посчастливилось, то «заехал на сельдь», то есть на стаю сельди - “ten haring gevaren”. Но если кто-то явно потерпел неудачу, то он «к сельди плохо подъехал» - “hij is daar leelijk ten haring gevaren”. Если кого-то не хотят видеть в том или ином окружении, то «там ему сельдь не жарится» - “zijn haring braadt er niet”.

С другой стороны, образ сельди используется, если хотят дойти до причины чего-то, выяснить в конце концов, что там такое. В этом случае настаивают на том, чтобы определиться, «что есть сельдь, а что икра» - “ik zal er haring of kuit van hebben”. И в третьем, грубоватом аспекте сельдь привлекается, чтобы подчеркнуть, что человек не может игнорировать среду, из которой он вышел. Тогда «бочонок все еще пахнет сельдью» - “het tonnetje ruikt altijd naar de haring”. Если, наконец, речь идет о человеке, который открывает рот не по делу, то с оттенком раздражения говорят, что он «сухой как сельдь» - “zoo droog als een haring”.

С точки зрения различий в образных выражениях, используемых разными народами, чрезвычайно характерно следующее выражение, в котором речь идет о шпроте и треске. Если в немецком языке хотят сказать о необходимости пожертвовать малым, чтобы получить большое, то несколько грубо говорят: «Нужно бросить колбасой в ветчину». В голландском языке это называется “men moet de spiering uitgooien, om de kabeljauw te vangen” - «чтобы треску поймать, нужно шпроту выкинуть» (как приманку).

Из-за своей подвижности очень выразителен образ угря. «Держать угря за хвост» - “een aal bij den staart hebben” - указание на то, что занялись делом, которое может потерпеть неудачу. С другой стороны, так же можно сказать, что имеешь дело с непостоянным, капризным человеком.

Обратив еще раз внимание на мореплавание, мы увидим, что в сокровищницу образных выражений голландского языка внесли свой вклад не только корабль, лодка, мачта, парус и так далее, но и морские знаки вроде буя и бакена. Если в жизни обстоятельства изменились радикально, то «прошел прилив» и нужно «бакены поменять» - “als het tij verloopt, moet men de bakens verzetten”. Если «бакены видно», то с другой стороны это означает, что прояснился какой-то секрет – “de bakens kommen uit”.

Буек привлекается к сравнениям то по своему облику, то по цвету. Если про кого-то хотят не очень лестно сказать, что он глуп, то говорят, что «у него голова как буек» - “hij heet een kop als een boei”. Но если «голова как буек стала» - “een kop als een boei krijgen” -то это просто значит, что человек покраснел, как рак.

Данный набросок о «водных, корабельных и рыбацких» выражениях в нидерландском языке несмотря на множество деталей далеко не полон, но он, может быть, все же показывает, как глубоко в крови у голландца сидит моряк. Прямо скажем, что голландец любит воду, и в ней душа его чувствует себя как дома. Его симпатии так устремлены в эту сторону, что твердая поверхность, земля буквально мыслится с долей антипатии. О состоянии скуки он говорит «тут у меня земля», «тут я чувствую землю» - “ik heb het land”. Но и еще сильнее: он даже высказывает отвращение, омерзение тем, что «чувствует в этом землю» – “het land aan heft”.

Но это не относится к земле, отвоеванной плотинами и дамбами, и это будет видно из дальнейшего.

Метки: Европа, Нидерланды, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo октябрь 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments