vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Category:

Герберт Хан. О гении Европы. Нидерланды. Внезапные прыжки – нежные переходы (окончание)

(источник)

Теперь взглянем на вторую из характерных для нидерландского языка звуковых форм, обнаруженных нами в нашем небольшом пробном тексте, – на звук g. Это «g», данное в местоимениях “gij” и “ge”, произносится не так, как немецкое и датское «g» или русское «г». Это больше звонкий аналог глухого звука «ах», о котором мы только что говорили. Мы обнаруживаем его особенно часто в начале слов, как, например, в “gaan” = идти, внутри слов между двух гласных, как в “zeggen” = говорить, или же перед глухим согласным.

Поскольку приставка “ge” в нидерландском языке, как и в немецком, чрезвычайно часто используется в словосочетаниях при обозначении значений сопровождения и сосуществования, возможности услышать типичное нидерландское «g» при общении особенно многочисленны. «Исторические данности», «приятное собрание» -“de gegevens der geschiedenis”, “een gezellige vergadering” и так далее. Данный гораздо более динамичный фрикативный звук почти полностью занял в нидерландском языке место позиционного “g”. В немецком произношении это “g” слышится лишь в случае, когда звук «k» ассимилируется с последующим звонким согласным. Так, в слове “zakdoer” (носовой платок) звук “k” перед последующим «d» произносится как «g». (Этот и некоторые другие примеры взяты из “Kortfattad hollandsk grammatik” Марты М. Мауссер).

Обычное нидерландское «g» вместе с «ch» в sch в начале слов не всегда были для иностранных ушей чем-то очень уж приятным. Видимо, следует признать, что весьма часто употребимое “graag” = охотно, в котором сразу два «g», предъявляет серьезные требования к привлекательности того, кто им пользуется.

Тем не менее именно эти звуки весьма и весьма важны для тональности, для душевной окраски нидерландского языка. Они могут нам позволить заглянуть со стороны звуков во внутреннюю предрасположенность говорящего. Послушав их, восприняв их, мы можем заметить, как вся нидерландская артикуляция отделяет себя, например, от итальянской, которую мы назвали оральной и дентальной, расположенной четко и ясно в передней полости рта. Ведь если при произнесении “sch” избегается палатализация, то весь язык склонен уходить в среднюю и в заднюю части речевого аппарата. И потому в определенной степени символичен прыжок, который в пределах одного только сочетания звуков производится от «s» до «звука «ах»», то есть назад.

С точки зрения внутренних процессов такое стремление к средней и задней части звукообразующих органов означает отход от начала преимущественно разумно-интеллектуального и приближение к ритмически-чувственному, к иррациональному полюсу чувств. Только в рамках этой тонкой, имманентно присущей нидерландскому языку тенденции можно понять и появление нидерландского дифтонга с такими деликатными нюансами, как “ui”. Мы видим “ui” в начале слова главным образом во множестве слов, образованных с приставкой “uit”, означающей «из». Произнесение этого дифтонга ни буквами “eu”, ни “oei” удовлетворительно не описывается. Как в связи с тончайшими нюансами и унтертонами есть в каждом языке непереводимые слова, так есть и звуки, которые надо просто услышать, чтобы составить о них представление. И нужно такие звуки слышать с детства, чтобы уметь правильно воспроизводить их самому. К таким звукам относятся, например, шведское “u” (произносится примерно как умлаут “u”), датские гласные с «толчком», русский звук «ы». Нидерландское “ui” благодаря тонкостям своего звукового состава входит в этот ряд на равных. Нежная душевная окраска, неподражаемый шарм вносятся в язык народа по жизни трудолюбивого и здравомыслящего, умеющего защитить свой уголок земли от стихийных сил природы. И именно поэтому немыслимо, чтобы такое “ui”, будучи в немецком языке лучше передано открытым «О» с отзвуком i (Oi), было бы правильно произнесено только передней частью речевого аппарата. Оно нуждается в среднем и в заднем артикуляционном пространстве для своего более тонкого резонирования. Другими словами, оно принадлежит языку, заметно отошедшему от артикуляционной базы «орально-дентальной», как Фосслер назвал артикуляционную базу итальянского языка.

С этой «отодвинутостью назад» всегда проблема, когда нидерландские или фламандские дети только начинают учить немецкий язык и произносят слова вроде “pfiffig” – хитрый, “Pfeffer” – перец, “zucken” – вздрагивать и т.д.. Тут становится заметным, насколько далеки от характерного нидерландского положения речевого аппарата появившиеся в результате верхненемецкого передвижения звуков сочетания “pf” и “z”, которые требуют произнесения переднего, причем энергичного, даже взрывного. В этом усматривается существенная разница между двумя языками, происшедшими от одного корня.

В нидерландском языке вследствие приближения к небу многое круглее, расплывчатее и потому еще и душевнее. Палатальная или небная часть в языке вообще, если можно так выразиться, является сферой детского. К числу первых произносимых ребенком согласных помимо еще беззубых, играючи извлекаемых двумя губами звуков «м», относится еще и «нь» или “nj”, “n”. Именно этот звук образует русское слово «няня», так же как звук «m» участвует в рождении бесчисленных, по всему миру распространенных слов «мама» или “Mutter”.

В качестве теплого иррационального элемента детское витает и в языке взрослых вокруг слов, которые используются с уменьшительными слогами. Нидерландский язык – как голландский, так и нидерландский – особенно богат такими формами. Интересно отметить, что широкое палатализированное произнесение “sch” – то есть как в немецком “schon” – в голландском языке встречается лишь там, где образуется определенный ряд уменьшительных слов. Речь идет о тех уменьшительно-ласкательных формах, возникающих, когда к словам, оканчивающимся на “s” или “st”, добавляется “je”. У слова “huis” = дом появляется уменьшительно-ласкательная форма “huisje”; у слова “reise” = поездка – “reisje”; у “muis” = мышь – “muisje”. Здесь повсюду слышна палатализация звука “sch”.

У слов, оканчивающихся на “st”, в уменьшительно-ласкательных формах звук “sch” образуется так, что при произнесении выпадает «t». И потому слово “feest” = праздник, несмотря на написание “feestje”, дает созвучие, которое буквально произносится как «фе-ше».

В остальном палатализированное “sch” встречается только в иностранных словах вроде “champagne”, “chocolade” и в заимствованных словах, как, например, “chagrijn” – «печаль» или «досада».

В связи с несколькими звуками, которые мы можем еще рассмотреть, вспомним еще раз о голландском ландшафте. Мы видим богатую палитру, но такую, которая под покровом облаков. Этим мы хотим сказать, что цвета редко бывают яркими, что они в значительной степени приглушены и обнаруживают нежные переливы. Они теряют свою обычную интенсивность, потому что находятся в прикрытом месте. Похожее происходит и в нидерландском языке со звуками «i» и «u» (произносится как умлаут u): это нежные и хрупкие создания, которые боятся слишком сильно себя показать и быстро ищут поддержки и убежища там, где только таковые предоставляются. Так, например, слова “kind”, “winter”, “wind”, “lippen” ни в коем случае не произносятся так же, как немецкие слова “Kind” – ребенок, “Winter” – зима, “Wind” – ветер, “Lippen” – губы. Звук «i» каждый раз немного смягчается и стремится к закрытому «е», не достигая его в полной мере. Он зависает в среднем положении, весьма трудно произносимом иностранцем. Можно опять же сказать, что он совсем немного «отодвигается назад». Точно так же в словах “munt” – монета, “muts” – шапка и “ruk” – рывок слышится не чистый умлаут «u», а звук, слегка отодвинутый к «о». Но эти слова опять же произнесены неверно, если слышится “mont” или “rok”. Речь и здесь идет о приближении, о веяниях, в которых звучат унтертоны, не вполне поддающиеся определениям.

Таким образом, встречающийся в некоторых местах в нидерландском языке элемент порывистости в значительной мере компенсируется тонкой игрой красочных звуковых переливов. Можно говорить о тенденции к едва заметным различиям, встречающимся еще в английских дифтонгах или во всем звуковом строе датского языка.

Интересно понаблюдать, в каком именно месте язык начинает дифференцировать, где он создает промежуточные звуки в отличие от более грубых контрастов в других языках. Финскому языку, как мы еще увидим, вообще не известен звук «f», а только звук «w»; большинство других европейских языков кроме «w» имеют еще и звук «f», то есть помимо звонкого еще и глухой лабио-дентальный или губно-зубной фрикативный звук. У английского «f» есть коллега в лице другого «w», но в нем представлена и та же самая пара. В нидерландском языке друг подле друга стоят три губно-зубных звука: “w” как в “wagen”, “f” как в слове “fijn” и еще один “v” как в слове “vliegen”. Это «v» нельзя сопоставить с немецким звуком «v», который является всего лишь другой формой написания для глухого звука «f». Нидерландский звук «v» опять же нежно и для нетренированного слуха едва ощутимо колеблется между «f» и «w».

Если мы отойдем от сугубо количественных оценок и зададим себе не только вопрос «что?», но и вопрос «как?», то встанем здесь перед проблемой. Что вытекает из того, что в шкале лабиодентальных звуков появляется третья ступень, более нигде не представленная? При качественном рассмотрении мы будем различать у звука, как у растения «верх» и «низ» – обращение больше к космосу или больше к земле. В звуке «w» из слова “Wind” – ветер – начало преимущественно космическое утверждает себя и на земле, оно имеет силы развиваться по своим собственным закономерностям. Звуком «f» говорящий с силой взмывает вверх. В звуке «v», насколько он представляет собой самостоятельную единицу, верхний элемент пребывает в своем собственном движении, не связываясь с земным. Слова “Wind” – ветер и “Welle” – волна образованы так, что качественный характер начала слов совпадает с образами, стоящими за этими словами. Это бывает редко, так как звукообразующие силы, как подчеркивал еще Платон в одном из своих диалогов, весьма далеки от всех факторов того или иного рода, которые формировали смысл.

Для нас безо всяких попыток образного толкования может представлять интерес тот факт, что наличие в нидерландском языке звука «v» свидетельствует о том, что часть звуковой системы в такой же степени избегает своего слишком отчетливого воплощения, как и исчезновения; мы прикасаемся к динамическому элементу, у которого часть сил, очевидно, в резерве. Примечательно в этом случае, что речь идет не о задней части артикуляционного аппарата, а о его переднем секторе (губы и верхние зубы), который с психологической точки зрения ближе к полюсу ясного сознания.

На уровне гласных промежуточными звуками с деликатными звуковыми оттенками являются, наконец, и дифтонги “ou” и “au”, как, например, в словах “towl” = канат, “oud” = старый и “blauw” = голубой, синий. Здесь образуются не “ou” и не “au” в смысле немецкого звучания, а затененный последующим “u” (здесь в прежнем звучании “u”, а не умлаут “u”) и одновременно округленный звук «а». Вновь отчетливо вступают в дело более связанные с небом части речевого организма, внося своеобразный, слегка «металлический» оттенок. И такой звуковой нюанс иностранцу поначалу трудно услышать и еще труднее воспроизвести.

У голландца для значения «оттенок» есть слово “schakering”. Как для итальянской живописи «сфуматура», так для всей нидерландской жизни характерно это “schakeringen” в ее пестрых проявлениях повсюду. Где свет резко противопоставляется тьме, там дух блистает во всей своей мощи. Нежное витание цветов между светом и тьмой указывает на бесконечно разнообразное парение души. И поэтому мы не удивимся, когда вновь увидим самобытный нидерландский акцент душевности и в других разделах.

Метки: Европа, Нидерланды, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments