vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Categories:

Герберт Хан. О гении Европы. Нидерланды. Дважды дионическое и светлый струнный звук

(источник)

Если сдержанность и постоянная вдумчивость и стали в значительной степени характерной чертой более поздних поколений голландцев, то все же душе нидерландского народа явно присущ дионический элемент. И там, где он раскрывается беспрепятственно, он приводит к сильному, даже мощному восприятию всего земного вместе со всеми его плодами и дарами, к чувственности, напоминающей о периоде полового созревания. Родившийся в 1886 году фламандец Феликс Тиммерманс создал в литературе особенно впечатляющие образы этой природной стихии, почти средневекового насилия, при всем этом никогда не доходящего до изысканной распущенности чувств.

С дионическим элементом мы вновь встречаемся в книжке писателя Аарта ван дер Лиува “Ik en mijn speelman” – «Я и мой музыкант». Его рассказ относится к французской культурной среде, а действие отодвинуто в давно прошедшее время. И все же для того, кто способен хорошо слышать, звучащие подспудно тональности говорят многое о нидерландской душе, нидерландской душевности. И звучит именно то, что в нидерландском духе родственно французскому, даже вообще романскому началу. Как не понять по-настоящему некоторые нюансы французского, если не почувствовать их на фоне испанского танца, так и нидерландское начало раскрывается всеми своими красками, если ощутима близость французского. Это относится не ко всему языку и не ко всей культуре, но к некоторым их слоям, которые тоже важны для целого.

Аарт ван дер Лиув назвал свой рассказ «беспечной, беззаботной историей». Можно говорит о скерцандо, но в него вплетены и серьезные, даже меланхолические мотивы; или же можно говорить о романтической мечтательности, родственной миру Йозефа фон Эйхендорфа в его произведении «Из жизни бездельника». И все же этот пересмешник, постоянно сопровождающий личность, подчас ее даже затеняющий, не является продуктом романтики. Слишком уж ясно обрисованы отдельные образы и сцены, а все действие слишком последовательно и непрерывно.

В этом стоящем над личностью пересмешнике именно во времена прагматизма и реализма проявляется тоска по тому, чтобы дать слово мечтательной, иррациональной части своего естества, развивать в себе как в человеке лишь то, что не общепринято и не вычисляется.

Но в эти глубины погружаются лишь, встречаясь с дионическим направлением в своей жизни и в жизни окружающего мира. Поэтому дионическое начало мы необходимо обнаруживаем и у Аарта ван дер Лиува, но мы обнаруживаем его не как до того у Тиммерманса, пылающим и дымящимся на грубом и массивном материале человеческой натуры. Мы находим его более легким, более летучим, находим именно в виде «скерцандо». Но и без такой разновидности суть нидерландского представить себе невозможно.

И в заключение полно и чисто звучит струна, о которой ранее было упомянуто. Мы узнаем, что глубоко сидящее в человеке музыкальное начало обладает еще и очистительной и исцеляющей силой, и что оно сродни миру ребенка. В небольшой сцене, которую мы приведем ниже, ребенок появляется таким образом, что поначалу слушает музыку со стороны и потом подпадает под ее волшебное влияние. Здесь становится видно, что на самом деле происходит в душе, которая носит в себе обоих: и пересмешника, играющего на струнах, и ребенка, воспринимающего звуки внутренним слухом. Не случайно именно нидерландец художественно описал подобную картину.

«Я поделился с Валентином моим испугом по поводу того, что обнаружил. Мгновение он стоял, раздумывая, а потом бодро сказал: «Фридо, быстро вынимай кларнет!» Сам он уже настраивал свою гитару.

И мы начали вместе играть так радостно, свободно и непринужденно, что звук никогда еще не соединялся так с поющим деревом. Мы играли одну песню за другой, и нам удавалось вкладывать в ликующие звуки такую чудодейственную силу, что небо разверстывалось, как врата храма, и обнажалась грудь земли, словно грудь матери.

Когда мы играли так одну из мелодий, Валентин подмигнул мне, и я, проследив его взгляд, увидел мальчика, наполовину спрятавшегося за стоявшим вязом… Он слушал неподвижно, высоко подняв голову, так отдаваясь звукам, что у меня слезы потекли по щекам. И, как в первый день, когда мы шли по стране с зерновыми полями, а он сидел у окна, я почувствовал, что все смущавшее меня исчезло и что я мог быть уверенным, как ребенок.»

Метки: Европа, Нидерланды, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments