vchernik (vchernik) wrote in 3geo,
vchernik
vchernik
3geo

Category:

Герберт Хан. О гении Европы. Дания. В тени страхов вспыхивает свет (начало)

(источник)

Не в качестве человека, прислушивавшегося с беседам эпох при переходе от восемнадцатого века к девятнадцатому, а как лицо, уже слышавшее движения в глубинах человеческих душ на пороге двадцатого столетия и в конце второго тысячелетия после рождества Христова, - таким является перед нами третий великий датчанин, о котором мы вправе упомянуть здесь особо, - Серен Кьеркегор.

Всего лишь из нескольких штрихов поймем мы, что именно выражали его жизнь и его творчество, ставшее одним из редкостных и прекраснейших цветов датского духа. Свою душу он называл чувствительной, чуткой до мелочей и глубоко ранимой. А этой душе противостоял необыкновенный могучий дух, светлый ум, который умел нанизывать мысли как куски кристалла, иной раз оттачивал их как оружие, способное резать подобно дамасской стали. В глубине его души происходило брожение, оттуда являлась роковая склонность истязать самого себя, приводила к бесконечным угрызениям совести. Казалось, что эта переполненная жизнью душа хотела бы погрузиться в глубокое одиночество.

А дух, пробуждавшийся все сильнее, все больше осознававший свои многогранные задачи, буквально жаждал встреч с людьми. Он превращал Кьеркегора, в своих четырех стенах самого одинокого из одиноких, в приветливейшего пешехода при прогулках на улице, раздававшего приветствия направо и налево и погружавшегося в долгую болтовню с молодыми и старыми, с богатыми и с бедными.

Такое вечно напряженное драматичное сожительство духовных качеств становится лейтмотивом всей судьбы и ведет к “zwivel”, к сомнению, о котором говорит Вольфрам фон Эшенбах в своем «Парцивале». Это крест в биографии, который нелегко нести.

Мы сможем ухватить важнейшие проблемы этой жизни, длившейся всего с 1813 по 1855 год, внимательно послушав то, что Кьеркегор сам говорит о себе.

Однажды в написанном как бы на едином дыхании эссе “Skyldig – Ikke skuldig” - «Виновен – Не виновен» он говорит: «Ах, я никогда не был молодым. В юности я был на тысячу лет старше, чем старик… И с горечью должен я сказать о себе еще и то, что я, собственно, никогда не был Человеком.» – “Ak, jeg var aldrig ung… Og saaledes maa jeg ogsaa, vemodigt, sige om mig selv: Jeg har dog egentlig aldrig voeret Menneske.”

В другом месте, приводимом Иоганном Голенбергом в книге о Кьеркегоре - шедевре датской биографической литературы - говорится: «С детства я был захвачен страшной печалью, глубина которой по-настоящему отражалась лишь в том, что мне было свойственно и столь же глубокое качество скрывать ее под видом веселья и жизнерадостности…. Насколько я могу вспомнить, единственная моя радость заключалась в том, что никто не мог узнать, насколько я чувствую себя несчастным, а это перед лицом одинаково сильных печали и умения притворяться означало, что я был предоставлен самому себе и моим отношениям с Богом».

А в первой части «Или – Или» (“Enten – Eller”), названной “Diapsalmata”, говорится: “Min Sorg det er min Ridderborg…” – «Мои страдания – это рыцарский замок, подобный орлиному гнезду на вершине горы посреди облаков. Никто не в состоянии захватить его. Из этого замка я летаю вниз, в действительность, и захватываю там добычу. Но я не остаюсь внизу. Свою добычу я приношу домой и помещаю ее на гобеленах в моем замке. Тут я живу как ушедший от всего. Все пережитое я окунаю в купель забвения, дабы присовокупить это к той памяти, что живет в вечности. Все, что имеет конец, все, что случайно позабыто и погашено. Я сижу там седовласым стариком, погруженным в мысли, и тихим голосом, почти шепотом истолковываю смысл видений, а на моем месте сидит ребенок и слушает, хотя он и сам может вспомнить обо всем прежде, чем я это расскажу.»

Две следующие цитаты особенно глубоки по своему идейному содержанию. Первая отражает то, как Кьеркегор ощущал себя всю жизнь в свою эпоху. Можно было бы назвать это его тайным автобиографическим мотивом. «Глубоко в моей памяти лежит мысль, что в каждом поколении есть двое или трое, которые жертвуются ради других, которые используются, дабы на основе их плодотворных страданий стало ясно, что полезно остальным. И я в своей печали понял, что был к тому предназначен.» (Из «Взгляда на мою деятельность как автора»). Вторая цитата, видимо, более указывает на тот момент, который соединял «слишком рано родившегося» Кьеркегора с двадцатым столетием: «Если паук из надежного места падает в «последствия» самого себя, то он все время видит перед собой лишь пустоту…. Так и я: передо мной всегда пустота, а движут мной последствия, которые находятся позади».

Невзирая на некоторые кризисы и в этом вопросе, в жизни Кьеркегора особенно искренним было отношение к отцу. Но как раз от отца исходила тень, которая накладывалась на всю биографию Кьеркегора. Он унаследовал, если можно так выразиться, все тяжкие духовные последствия, которые повлекло за собой одно отцовское юношеское приключение. Тот жил впоследствии в условиях внешне достаточно хороших, но мальчиком познакомился с горькой нуждой. И однажды в юные годы его охватил страшный гнев, гнев против Бога. Когда он в одиночестве пас овец на лугу, его охватило безумное отчаяние. Он встал на камень и стал ругаться на Бога, допустившего, чтобы ребенок голодал и мерз.

Это был отчаянный крик строптивой души Прометея. Но никому не дано безнаказанно смотреть на сияющее солнце ничем не прикрытыми глазами. С того времени что-то нарушилось в духовном зрении Михаэля Кьеркегора. Обретенное им впоследствии бюргерское существование никогда не могло его полностью удовлетворить. Внутреннее беспокойство вспыхивало над всем, что хотя бы приблизительно могло напоминать о семейном счастье. У Михаэля Кьеркегора было чувство, что он должен принести искупительную жертву. А это чувство связалось у него с мыслями о судьбе и предназначении самого одаренного из его детей – Серена Кьеркегора.

Метки: Дания, Европа, антропософия, национальная психология
Tags: О гении Европы, автор - Хан
Subscribe

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments