Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Тайна "советской иглы". Почему нашу технологию никто не может повторить. Борис Марцинкевич

promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Об истории железа и кузнеце Ильмаринене.

(источник)

Мы уже имели возможность указать на то, что в старом финском и эстонском жизненном укладе калев как вдохновенный кузнец в отличие от вообще фабера и сеппя занимал особенно почетное место. И поэтому нас не может удивить, что во многих важных ситуациях «Калевалы» появляется божественный герой Ильмаринен. Мы здесь возьмем из разнообразных и красочных приключений кузнеца только то, что непосредственно связано с его кузнечным ремеслом и с используемым им материалом - с железом.

В первый раз мы подробно слышим о нем, когда раненый Вяйнямейнен рассказывает о возникновении железа. Тут мы узнаем, что Ильмаринен был рожден на угольной горе и вырос на угольной поляне, «и в руке он молот держит, в кулаке щипцы сжимает».

Он вмешался в судьбу железа, когда захотел превратить его в сталь. Прежде, чем рассказать об этом, «Калевала» повествует о становлении этого металла, столь важного в земных взаимосвязях. Показательно, что не говорится о его твердом и прочном состоянии, а упоминается о его рождении из космических движений и потоков. Будучи записанной на бумаге в век естественных наук, направленных на количественное и материальное, «Калевала» тем самым предвосхищает то внимание к процессам и к динамике, которое, как уже подчеркивалось, проявлялось все заметнее в воззрениях века двадцатого.

Collapse )

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Земля становится родной от пения (продолжение 4)

(источник)

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Земля становится родной от пения. О деяниях и страданиях Вяйнямейнена (продолжение 4)

Если встреча Вяйнямейнена с Антеро Випуненом наполнена духовным и даже мистическим драматизмом, то две другие руны показывают духовное развитие и рост, который гораздо легче увидеть и почувствовать и который в то же время пронизан живыми поэтическими красками. Мы увидим все это, если обратим внимание на то, как Вяйнямейнен с некоторым промежутком по времени создает два своих музыкальных инструмента, две кантеле, и если мы при этом еще и уясним, как он на них играет и что происходит от его игры.

Первая кантеле делается им, когда он вместе и Ильмариненом и Лемминкяйненом отправляется на север, чтобы привезти оттуда Сампо. Он изготавливает ее из челюстей и зубов щуки, струнами у искусного инструмента служат волосы мерина Хийсы.

Collapse )

Герберт Хан. О гении Европы. Швеция. Глядя на север

(источник)

Если мы хотя бы не надолго вспомним все, что в целом говорил нам европейский регион Средиземноморья, то, едва ступив на скандинавский север, будем чрезвычайно удивлены. Кажется, что мы едва ли не коснулись края нового континента. Ведь если Средиземноморье является областью отлитых пластичных форм, прекрасного устоявшегося, то теперь мы приходим в зону, где силы становления все еще за работой. Художественно-пластичное впечатление сменяется впечатлением преимущественно музыкально-динамическим.

Разумеется, Скандинавия в самом общем виде связана и с Северным морем, и с Атлантическим, и с Северным Ледовитым океанами. Но при более близком рассмотрении ее собственным ядром и сердцем является во многих отношениях Балтийское море. В своих изящных размашистых формах оно здесь будто вписанное в эфирное пространство отражение крепкого норвежско-шведского основания полуострова. При макроскопическом рассмотрении оно кажется отгороженным Норвегией, охваченным всей Швецией, опирающимся на Данию и часть немецкого северного побережья, а через Прибалтику и Финляндию оно, кажется, указывает на области России. Примем за экспромт этот жест, истолкованный нами поначалу субъективно. В ходе дальнейшего изложения станет ясно, нет ли здесь и объективных соответствий.

Collapse )

Герберт Хан. О гении Европы. Нидерланды. Сглазивать кошку с дерева

(источник)

Если симпатии и антипатии совершенно отчетливо присутствуют в той разновидности выжидания, которое связано со словами “meevallen” и “tegenvallen”, то душа нидерландского народа знает и еще один, более холодный и трезвый способ выжидания. Образно это описывается выражением «сглазивать кошку с дерева» “de kat uit den boom kijken”.

Надо немного перенестись в эту запечатленную народным гением картину, чтобы понять, о чем она говорит. Кошка, сидящая на дереве, кажется поначалу в безопасности. От такой картины исходит что-то успокаивающее, и мы поначалу без какой-либо зависти тоже наслаждаемся отдыхом кошки. Но таковая идиллия в лучшем случае всего лишь передышка в драматическом действии; во всяком случае пауза, долготу которой не посчитаешь. Может быть, за кошкой гналась собака. Тогда кошка увидела спасительное дерево и стремительно вскарабкалась на него, оставив собаку с длинным носом. Собака полаяла снизу, потом прекратила это безнадежное начинание, села и потом легла. С виду она спокойно лежит в углу, но с едва заметным миганием держит своего кровного врага в поле зрения. Ведь когда-то она должна спуститься. И тогда – ну, тогда посмотрим, что произойдет. Драма ждет своего завершения. Но можно представить себе еще, что за кошкой гнался человек. Может быть, хозяин дома, у которого был повод порядком разозлиться на киску. Теперь он переводит дух и ждет. То, что собака чувствует инстинктивно, человек с его разумным сознанием видит перед собой с соблазнительной ясностью: кошка спустится, она даже должна спуститься. И уж тогда… Но у человека можно бы и спросить: а почему только «тогда»? Почему не до того? Ты же в отличие от собаки можешь взобраться на дерево! Или нет под рукой лестницы, чтобы ее приставить?

Collapse )