Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Герберт Хан. О гении Европы. Россия. Пятизначное «ничего». Небольшие интермедии

(источник)

Если мы хотим непосредственно исходить от русского человека, то суть его мы ухватим, если прислушаемся к нюансам произнесения одного единственного слова из трех слогов, - волшебного слова «ничего».

С лексической точки зрения оно попросту значит «ничто» и даже своим построением родственно немецкому “nichts” (от ni-wiht) и итальянскому “niente”. Но что касается значения, то словом «ничего» можно сказать такие вещи, перед которыми и “nichts”, и “niente”, и большинство их европейских сестер должны умолкнуть. Это небольшой Протей, мастер перевоплощений среди слов.

Предположим, ученик в столярной мастерской показывает мастеру первый изготовленный им самим столик или сиденье. Работа далека от совершенства, но уже вполне приличная. Мастер одобрительно похлопывает парня по плечу и говорит, заметно растягивая заключительное «о»: «Ну – ничево(ооо)». Здесь в эту фразу одета похвала. Что, собственно, означает: для начала вполне нормально, довольно здорово. В таком «ничего» ученик должен услышать одобрение.

Collapse )
promo 3geo october 20, 2014 22:39 42
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у ptah57 в Забытый основатель русской геополитики Забытый основатель русской геополитики Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается…

Герберт Хан. О гении Европы. Швеция. Глядя на север

(источник)

Если мы хотя бы не надолго вспомним все, что в целом говорил нам европейский регион Средиземноморья, то, едва ступив на скандинавский север, будем чрезвычайно удивлены. Кажется, что мы едва ли не коснулись края нового континента. Ведь если Средиземноморье является областью отлитых пластичных форм, прекрасного устоявшегося, то теперь мы приходим в зону, где силы становления все еще за работой. Художественно-пластичное впечатление сменяется впечатлением преимущественно музыкально-динамическим.

Разумеется, Скандинавия в самом общем виде связана и с Северным морем, и с Атлантическим, и с Северным Ледовитым океанами. Но при более близком рассмотрении ее собственным ядром и сердцем является во многих отношениях Балтийское море. В своих изящных размашистых формах оно здесь будто вписанное в эфирное пространство отражение крепкого норвежско-шведского основания полуострова. При макроскопическом рассмотрении оно кажется отгороженным Норвегией, охваченным всей Швецией, опирающимся на Данию и часть немецкого северного побережья, а через Прибалтику и Финляндию оно, кажется, указывает на области России. Примем за экспромт этот жест, истолкованный нами поначалу субъективно. В ходе дальнейшего изложения станет ясно, нет ли здесь и объективных соответствий.

Collapse )

Герберт Хан. О гении Европы. Италия. Душа народа тоже звучит... (вторая часть)

(источник)

Герберт Хан. О гении Европы. Италия. Душа народа тоже звучит, когда появляется великое (вторая часть).

Итальянскому естеству при всей внешней бодрости и сангвиничности глубоко свойственна черта меланхолии. Чем дальше на юг, тем больше даже холерически извергаемые слова и вспыльчивые выкрики получают легкий минорный оттенок.

О таинствах человеческой души вообще и об этом интимном оттенке души итальянского народа вспоминается, когда Данте в последней песне «Рая» вдруг вводит неожиданный аккорд. Его переполнили те почти неописуемые видения, которые он до последнего излагал с удивительной эпической ясностью и последовательностью. Но тут вдруг звучат лирические тона поразительной нежности и красоты. Пожалуй, из всех переводчиков Данте возродить это совершенно интимное поэтическое переживание средствами немецкого языка удалось Карлу Фосслеру. В его изложении слова звучат так: (3)

Collapse )

Ростислав Ищенко "Конец империи"

(источник)
24 Марта 2020



Бывает, что империи рушатся внезапно, будучи вполне жизнеспособными (как, например, Российская империя в 1917 году). Бывает, империи исчезают после многих десятилетий (и даже столетий) мучительной агонии (как Западная Римская империя в 476 году). Но если империя рушится, всегда должно совпасть два условия: острый глобальный кризис, который империя не в состоянии разрешить за счёт только внутренних средств, и неспособность или нежелание имперской власти адаптироваться к кризису за счёт проведения необходимых реформ.

Запад (США и их вассалы первой очереди: Канада, Австралия, Новая Зеландия, Япония, Республика Корея и ЕС) долгое время отказывался признавать, что созданное им глобальное имперское пространство находится в системном кризисе. В худшем случае признавались периодические экономические кризисы, однако главный тезис гласил, что кризисные явления быстро пройдут, рост возобновится и результаты временного спада будут быстро нивелированы.

Collapse )